Повесть о начинающем каякере.

16 декабря 2012, 09:04

Пару лет назад, проезжая на басе с лодками на крыше, мы остановились на Семинском перевале. Это был крайний, школьный тур сезона. Рядом стоял коммерческий автобус, из него выскочил светловолосый, крайне любознательный и позитивный паренек. Он долго расспрашивал меня про каякинг, как, что, зачем и почему. И уже на следующее лето я снова встретился с этим славным парнем. Его зовут Сережа Куницкий. Он написал настоящую повесть про свой каякинг.

 

Как я сел в каяк.


Однажды получилось так, что я приехал в Горный Алтай и уже больше не смог жить, не возвращаясь в эти места ежегодно. Как будто в свой второй дом. Про таких людей говорят – «оставил в горах сердце». С первой поездки до сегодняшнего момента я попробовал в горах многое – пешие вылазки, сплавы по Катуни, конные походы. Это, конечно, отличные ощущения и они уже стали частью моей жизни – езда на молодых конях по горным тропам и плато (когда мчишь галопом среди величественной природы Алтая, соревнуясь с ветром и конь вырывает копытами горсти земли и километры, при этом проявляя свой характер и стараясь постоянно тебя сбросить), сплав на рафте в роли инструктора (когда тебе постоянно приходиться думать о том, как поддержать командных дух среди своих туристов и не утопить ни кого из них, срывая глотку в порогах криками «Ход» и «Табань»). Это увлекательные занятия, но в позапрошлом году я случайно встретил на своем пути позитивных разноцветных людей с разноцветными лодочками и тогда впервые почувствовал, что мне стало скучно заниматься тем, чем я занимался и я больше всего хочу попасть в эту кислотно-разноцветную, солнечно-яркую жизнь.


 

 

Зима быстро пролетела в бассейне с лодочками, я уже что-то начинал понимать в снаряге и языке аборигенов каякинга, мой эскимос на ровной воде казался мне отличным и боевой дух был высок. Итак, наступило лето…


 

 

Знакомство с Зоопарком


 

 

С чего обычно начинается знакомство с зоопарком?

- С кассы, - скажите Вы.

- С террариума, - перебьют другие.

- Конечно же, с зеленых динозавров! - крикнут третьи (они не обкурились, просто они с Новосибирска).


А вот и нет. Я могу гордиться! – моё знакомство с зоопарком началось со знакомства с директором зоопарка.

Василий забрал меня с лодочкой, и мы отправились в сказочный край на Инфернобасе. Перед этим я уговорил его пообедать у меня перед дорогой – это удалось сделать с трудом, так как не было времени, а были ещё дела. Василий всё время занят делом. Вообще моё первое впечатление, которое сложилось в голове о нём: Василий – человек дела. Бывают, знаете, разные люди – и человек-история, и человек-похмелье, человек-слова-на-ветер, разные там распиздяи и балаболы. Но вот Василий всегда что-то делает и доводит это дело до конца. Чего стоит только ремонт УАЗика в полевых условиях и вождение перегруженного Хайса! При этом он ещё отлично плавает и голова, как говорится, варит. В общем, я был под впечатлением и в твердой уверенности, что с таким директором меня научат плавать, а посетители зоопарка останутся довольны.


Пока мы ехали из Новосибирска делать было особенно нечего, музыки не было и мне удалось пообщаться с Васей. Я узнал много интересных подробностей о его путешествиях, о природных особенностях райских островов с золотым песком и прозрачным удивительным морем, о теплых бурных реках, которые переполнены экзотической жизнью, и далеких берегах – у меня зародилась мечта. Мы так же говорили о гастрономических пристрастиях народов Непала и Индонезии (когда самим захотелось жрать), много смеялись и вспоминали времена зарождения каякинга на Алтае – для меня времена моего инструкторского прошлого.


Под разговор время в дороге пролетело быстро и Василий уже не казался таким злодеем, который твердо убежден, что «Вы все утонете». Я кстати, тоже попал на эту коронную фразу, когда забеспокоился о сухости своего каремата, засунутого в лодочку, которая ехала на крыше, под дождем.

Василий тогда сказал:

- Чувак, ты может быть завтра утонешь, а паришься обо всякой херне.

Это придало мне уверенности в том, что о вещах незначительных переживать действительно не следует, а нужно мыслить глобально и философски. Тем более, Василий, когда он позже привязывал вторую лодку, заботливо сбросил мне каремат и я убрал его в салон.


На доллар мы приехали ночью, проклиная строителей алтайского Лас-Вегаса и то, что они сотворили с дорогой. Спать меня любезно определили в ремонтируемый зоопарковский УАЗ, так как палатки у меня не было. За что большое спасибо – алтайская ночь разрядилась в рассвет мощным проливным дождём, а в машине было тепло и сухо.


Наступило утро. Замелькали солнечные лучи и в УАЗик потянулся свежий, дающий бодрость и силы, родной, утренний горный воздух. В след за ним потянулись разные лица, посмотреть – «кого же это нам привезли? Что это за новый зверь в нашем зоопарке?» . По-моему первой была Регина. Мы толком не пообщались, но очень приятно вспомнить, что она помогла втереть мне лекарство в простывшую спину (я приехал с трудом разгибаясь, но Алтай лечит). Затем появился Саня – по его довольному, небритому, широко улыбающемуся лицу, со свежим шрамом на переносице, и глазам, блестящим гостеприимством, я понял, что мне здесь рады. Мы разговорились, выяснилось, что он, как и я, каякер начинающий и приехал сюда по приглашению Кости – много чинить УАЗик и по-возможности много плавать. Саня – парень простой и хороший, вообщем «наш человек», я много раз убеждался в этом на протяжении всего пребывания в зоопарке.


Утро прошло в знакомстве с бытом нашей стоянки, людьми и окружающей это место дивной природой. Вал доллара я видел впервые и мне он показался мне такой мощной, пульсирующей артерией реки, от которой исходит столько энергии и силы, что становится совершенно непонятно, каким образом вся эта сила помещается в таком узком месте, до которого кажется, рукой подать с ближайшего камня. Я представил, как зрелищно здесь проходит родео и решил обязательно приехать на фестиваль «Доллар».


Костя угостил нас горячим катунским чаем и сытным, вкусным завтраком. Вообще, он здорово готовит и организует быт лагеря – я только успевал замечать, как по поляне мелькали шорты с цветочками и откуда-то, как по мановению волшебной палочки, появлялась всё, что было нужно мне и другим ребятам. Костян тоже человек дела. Я всё время удивлялся, откуда в нём столько живой, хлещущей через край энергии. Любое дело будь-то готовка, наша тренировка, страховка и спасение, или катание на валах и в бочках – всё закручивалось вокруг него и разрешалось самым чудесным образом. Когда он, позже, прыгал в огромные воронки на своем маленьком родейнике и раскручивался в них как на карусели, а затем выпрыгивал из них, чуть ли не подлетая, при этом всё время излучая жизнерадостную улыбку, я понял, что он тоже как воронка, только наоборот. Как волчок, который один раз в детстве закрутили, отпустили и теперь – не остановить. Он раскручивает саму жизнь вокруг себя – люди, события, всё что рядом превращается в веселую карусель, с которой не хочется спрыгивать, а хочется только добавлять обороты. При этом тебе реально весело!

 

На стоянке я так же познакомился с Андреем и Алёной, нашими друзьями из братской Украины. Андрей всё время радовал нас точными, желчными, умными шутками, которые были всегда кстати, как острая приправа к постному блюду. И конечно отличной страховкой и отличными советами. Алёна восхищала своей красотой и умением прекрасно плавать, но при этом плавать с присущей только девушкам грацией, танцуя на волнах. И ещё она всё время искрометно улыбалась, когда серфила на валах.

 

Уж не знаю, они привезли гостинец, или Вася купил в городе, но в каждое блюдо кроме утренней каши попадали кусочки и шкурка сала. Это добавляло своего колорита, но под конец путешествия откровенно огорчало меня, городского жителя, привыкшего к разнообразию. Но совет начинающим каякерам, приехавшим в Зуу такой – жрите всё, что будет сготовлено и в боооольших количествах - это поможет Вам не утонуть и иметь силы для многочасовой гребли.


Я так же познакомился с Юрой Шишкиным, сейфети реки Чуя, обладателем черных мушкетерских усов и рыболовной сети. Позже я помогал её снимать, но, к сожалению, в неё ничего не поймалось ни на одной стоянке и удивительный свежий хариус так и остался в моих мечтах. Юра оказался замечательным собеседником и дал множество полезных советов. Вообще следуют уважать старших товарищей каякеров и прислушиваться к ним – каждый дает возможность собрать по крупицам уникальные знания и перенять бесценный накопленный опыт. Но, как говорит Василий: «Приехали тут блядь и учите меня плавать. Это смешно! Я же не могу отдать кому-то свою голову и свои руки! ». Поэтому всё услышанное закрепляем и пробуем проделать самостоятельно, а затем повторяем. Повторение, как Вы помните – мать учения.


С Кирюхой я познакомился чуть позже, когда он вернулся (провожал Регину). Он, пожалуй, был мне ближе всех, потому что мы были в почти равных условиях. Он приехал учиться с нуля, у меня был только опыт бассейна и озера. В общем, мы были как два юных падавана у джедая Костяна. Даже поселился я в одной палатке с Кирюхой. Конечно, мы на протяжении моего пребывания в зоопарке несколько раз цапались, так как разделять быт с новыми людьми всегда сложно, но нужно быть терпимее к своим друзьям, потому что надеется на сплаве можно только на них и от них зависит твоё здоровье и жизнь. Был такой аццкий мультик в моём детстве – «Мыши-рокеры с Марса», про троих друзей: огромных мышей-байкеров с Марса, которые слушали рок-н-ролл, катались на мощных байках и отстреливали на Земле разных космических злодеев с помощью здоровенных бластеров. Так вот, главный из этой троицы часто говорил: «Я могу положиться только на три вещи в этой жизни – на мои мозги, на мой мотоцикл и на моих друзей!».


Ты на реке можешь положиться так же только на три составляющих:

 

На свои мозги, на свой каяк и на своих друзей!!!

 

Вася Порсев


Юра Шишкин


Костян Лубягин

 

Путь лосося


Первый день в лагере проходил стремительно. Все основные участники были заняты делами: Василий с Саней занимались хирургическим вмешательством в нутро УАЗика, с целью заставить его снова бегать, Юра копался со своей Деликой, очевидно с той же целью, Костя мотался за продуктами на тот берег, Андрей сидел в интернете, Алёна читала истинную жизнь адмирала Колчака. В общем, все были при деле, только для меня время тянулось медленно как вода в улове. Периодически на Доллар приплывали, а затем уплывали с него всё новые люди на разноцветных лодочках, я даже не смог всех запомнить, столько их было. Особенно меня порадовало то, что к нам приплыл Юра Ледовских с Катей (они приехали покататься на выходные). Я почему-то решил, что именно Юра не даст мне утонуть, как старому знакомому У Кати намечался день рождения и все зашушукались о том, что надо готовить праздник. Наконец Костик освободился, накормил нас вкусным обедом, с уже упомянутой шкуркой(мы все помогали готовить) и приступил к тренировке Кирюхи. Когда он предложил сесть в лодочку и мне, я сомневался – спина ещё сильно болела, но боевой дух был высок и я степенно собрался, наглядно явив живой пример определению «продрочка». Цените время – его очень мало! Затем я подплыл в ближайшее улово выше от Доллара и стал смотреть как Кирюха под чутким руководством Костика делает эскимосы, я заразился его энтузиазмом и тоже сделал парочку на обе стороны, получив удовольствие от того, что приятная прохлада чистой воды омывает лицо, руки и дарит настоящую свежесть. Костя продолжал тренировку, давая нам задания прыгать в каждое вышестоящее улово по цепочке и обратно, показывал, как это правильно делать, как держать крена и выходить на струю. Удовлетворившись результатом он сказал, что теперь мы должны проделать «путь лосося», т.е. подняться по протоке против течения вверх, чтобы затем спуститься по большой Катуни вниз по течению до Доллара и, видимо, отметать икру. Уже поплыв в нужном направлении, я неожиданно вспомнил, что я очкарик и сплавляться без очков по бурной воде мне крайне небезопасно, «быстренько» проплыв до стоянки я взял очки и вернулся к намеченному маршруту. Будьте внимательны! Каждый каякер всегда должен знать, что для него лично необходимо на сплаве. А то получится ситуация: шёл в бордель – а хер оставил, ну или паспорт дома на рояле, когда ты уже в вокзале, кому как нравится. Итак, мы начали грести вверх, периодически выполняя эскимосы, опоры, прыгая из улова-в-улово.


Несколько раз несли лодки, где было очень сильное течение. На этих обносах я так расцарапал дно лодки камнями, как будто мы прошли хард-крикинг, теперь ношу по возможности на плече. Берегите свою лодочку! Тогда она прослужит Вам долго. Несколько слов о пейзаже – путь лосося проходил как будто вокруг сказочного пиратского острова, на котором зарыты настоящие сокровища, всё вокруг выглядело зловещим и таинственным – полуразвалившийся навесной мост, поваленные в реку старые деревья, с торчащими к небу корнями, похожими на иссохшиеся костяные руки, дополняли картину трупы утонувших животных по берегам, принадлежность породы которых угадывалась с трудом. Того и гляди на берег могла выскочить пиратская шайка с одноногим капитаном во главе. Но этого не произошло и мы уставшие, но довольные доплыли до большой Катуни. Вот здесь я впервые ощутил себя маленьким муравьишкой на тоненькой щепочке, который попал в огромный весенний ручей и осознал всю безнадежность своего положения и уже попрощался в мыслях с муравейником. Катунь огромна. Она огромна и сильна как…как кит.


Когда я капитанил рафты, то сидел как гордый орел на корме, возвышаясь на командой и рекой и зрел на всё свысока, уверенный в силе своей команды и своего судна. Рафт важно переваливался через валы и небрежно давил небольшие бочки. Тут всё изменилось в один миг – я стал на одном уровне с рекой, и от её структур, от её мощной воды меня отделяло практически ничто. Это очень опустошающее ощущение. Но в тоже время после осознания этого, меня стало наполнять новое чувство – чувство гармонии и единения с рекой. Я вдруг в одно мгновение понял, что я не стараюсь стать властным над этим живым потоком мощи и первобытной красоты, я становлюсь частью этого потока и если я научусь быть его частью, то мне нечего будет бояться. Я смогу плыть в любом направлении и река только поможет мне, подскажет и даст опору, потому что она ощутит, что я – часть её самой. Это прекрасное чувство. Но для того, чтобы было так, ещё столько предстоит учится…Это только первый шаг.


Итак, мы плыли вдоль берега величественной реки, тренируясь заплывать в улова и выходить на струю. Костя попросил нас проехать между двух больших камней, где скорость реки увеличивалась с каждым сантиметром. Я впервые проехал по отбойнику, подставив ему дно и выдержав крен, когда я выпрыгнул из-за камней мне хотелось кричать от восторга, настолько это было круто! Проскочить мимо чернеющих скал на огромной скорости, пробивая вал и умыться брызгами бурной воды, вот чего мне не хватало всё это время! Мы закончили нерест у берегов Доллара, Кирюха перед этим кильнулся в бочке, но быстро встал и наш тренировочный день закончился без ужасных приключений. На берегу был вкусный ужин и теплая компания, только вот погода пока не баловала – было дождливо. Вечер прошел у костра за разговорами и чаем.


 

Let’s go! & Party

 

 

Следующее утро затянулось. Мы с Кирюхой долго спали и проспали тренировку. Василий с Саней исполняли вторую часть мармезонского балета под УАЗиком. Все снова занимались какими-то далекими от катания на лодочках делами. Но наконец-то свершилось чудо! Наши супермеханики поставили новые детали в раздатку и собрали всё на совесть. УАЗ завелся. Они были похожи на героев детских книг про Незнайку – Винтика и Шпунтика, такие же довольные своей работой и чумазые.


 

После очередного сытного и вкусного завтрака все собрались, погрузили лодочки и, как говорил Гагарин, «поехали!». По дороге мы видели множество живописных и противоречивых картин алтайской природы, например, лошадей, пасущийся на лужайке АЗС. Народ поправлялся пивком и ехать было одно удовольствие. Юра Ш оставил свою машину в одном из сёл и загрузился к нам, мы встретили ещё братьев каякеров, по-моему Акеллу и двинули дальше. После проезда моста через Катунь мы увидели наш УАЗик, который выехал раньше, стоящим на обочине . «Ну, блять, опять стартер попал в картер!», – сказал Вася. После беглого осмотра выяснилось, что железный конь советского автопрома не может больше шевелить копытом и требует серьезного ремонта. Саня остался с УАЗом,а мы поехали догонять Юру с Катей, чтобы посадить к ним Костика, который должен был купить по дороге мяса на Катину днюху. Догнали, по дороге в Шебалино подсадили к себе попутчика, алтайского парня, который назойливо несколько раз предложил нам прокатиться на конях «подешевле» и называл нас туристами. Василий не выдержал такого активного пиара замечательного конного туризма и парировал: «Слышь, чо! Это самое, мы тебя сами можем вон на лодочках покатать подешевле. Не желаешь?»


 

Очередные километры М52 оставались позади. Сначала миновали Семинский, а затем уже стали заползать на Чике-Таман. Я был на этом перевале второй раз. И второй раз он не мог не заворожить меня:

 

Горный серпантин петлял как и извивался вокруг горы как змей, уверенно набирая высоту. За каждым новым поворотом до верхней точки перевала открывался поразительный вид, когда оборачиваешься и смотришь, как высоко ты уже поднялся даже не верится, что это происходит так быстро. Внизу остаются поля, лес, провода ЛЭП, в общем, земля – а ты уже в воздухе. Обязательно остановитесь на смотровой площадке и посмотрите вниз – оно того стоит. Для того чтобы подняться на такую высоту в районе Куминского хребта нужно не один день ехать вверх на лошади. А здесь все просто, быстро и так красиво.

 

 

 

Спустившись и проехав дальше мы оказались на Яломанской поляне. Она тоже открывает взору замечательные пейзажи, как и многие места в Горном. Но нас больше заботили не пейзажи, а вещи более прозаичные – подготовка к днюхе Катюхи! В несколько минут поляна ожила и уже напоминала военную часть по которой носились солдаты, спешно выполняя приказы прапора. Каждый внес вклад в обустройство лагеря, кто-то нашел дров, кто-то зажег костер, расставили палатки, снарягу и т.д. Через каких-то минут 40 на поляне начался настоящий праздник и отрыв! Катю спешно поздравляли поцелуями и запивали поздравления водкой.У меня удачно оказалась шоколадка, которой удалось подсластить праздник имениннице. Впереди поджидало главное блюдо – размороженная рыба семейства карповых, поджаренная на решетке на замечательных алтайских углях. О, какое это было угощение! Все обитатели зоопарка встали кружком вокруг решетки, чтобы отведать хрустящей корочки и ароматного, чуть подкопченного мяса рыбы. Когда она кончилась, начались душевные разговоры уже пьяных животных о походах, опыте и др. тонкостях каякинга. Мне было интересно, но жутковато слушать, так как на следующий день для меня начинались серьезные на тот момент приключения – Средняя Катунь. Поэтому я покинул теплую компанию и отправился на боковую.

 

 


 

 

Средняя Катунь. День первый


 

 

Утро началось не так быстро, за день до этого все пили и веселились.

 

Выходя из палатки в бодрящее алтайское утро меня одолевали противоречивые чувства: с одной стороны хотелось поскорее сесть в лодочку и отправиться навстречу приключениям, с другой – было как-то ссыкотно, так как имея в арсенале опыт прохождения Нижней Катуни на рафте и два дня в каяке на той же Катуни, Средняя представлялась настоящим Атлантическим океаном, кишащим акулами и рифами Но дело было сделано и старшие товарищи, добротно матеря новообращенных животных за продрочку, уже садились в лодочки. Костян тогда сказал нам с Кирюхой – «так парни, на сегодня Ваша главная задача – выжить!»-звучало очень ободряюще.


 

В первую очередь мы с Кирюхой проверили эскимос . Запомните – это хороший ритуал для новичка! Если Вы чуть-чуть зассали – раз кильнулись, быстро встали. Если Вы совсем зассали – два кильнулись, быстро встали.

 

«Лед тронулся господа присяжные засидатели!», как говорил товарищ Бэндер и тронулась наша каяк колонна. В составе колонны было около 10 лодочек, катамаран с барнаульцами и «Перда»- двойной удар адреналина в виде двухместного каяка Eskimo с экипажем – Василий, капитан, Андрюха – матрос. Немного поиграв с небольшими вальчиками и бочками мы подошли к порогу «Ильгумень». Вот тут началось самое интересное. По крайней мере для меня. Волны Ильгуменя напомнили мне море в шторм – они были огромны и, как, мне тогда казалось, беспощадны. Первую и вторую я успешно протаранил носом, судорожно гребя ручонками как на мировой гонке по каяк-слалому, но вот третья меня накрыла и ласково положила в правильную позицию для дальнейшего акта. Я вдруг понял, что эскимос на маленькой струе это совсем не то, что на волнах порога и напрочь забыл все советы сенсея, то есть даже не подождал пока волна отпустит и можно будет сделать 100% попытку, начал вставать, вставать и вставать, но нихера не получилось. Когда мне захотелось подышать я подумал, что правило – капитан последним покидает судно, работает в каяке замечательно быстро и ждать никого не надо и отстрелился. Но в силу опять же неопытности, вылезая из лодки застрял в ней одной ногой(не забывайте на начальном этапе научиться правильно вылазить! В первое время этот навык может пригодится часто!). Второй ногой я пинал свою любимую лодку так, что удивляюсь как она не треснула, но удалось главное – я отстрелился и дышу. «Бля, лодочка уплывает!»- пронеслась первая мысль в голове и я стал плыть за ней.(Не забываем, что при отстреле нежелательно терять весло, так как это +1 предмет к квесту по отлову вещей тюленя для Ваших товарищей, а товарищей не нужно напрягать понапрасну). Тут меня подобрали наши катамаранщики, не смотря на мои крики – «спасайте лодку!А как же лодка?» они подцепили меня и я оказался на раме ката, держась за неё руками и упираясь подмышками. Думаете дальше я попал тельный берег?-хрен то там! Катамаран в процессе спас работ завернул в большую бочку на выходе из Ильгуменя и я впервые понял, что такое вариться в бочке. Кат начало колбасить и не отпускало где-то минуты две, несмотря на усилия экипажа. В это время мою нижнюю половину трепала донная струя этой бочки, я почувствовал себя как-будто в центрифуге- ноги колбасило так вверх-вниз, что смыло кеды, в какой-то момент я начал спокойно думать(когда варишься где-то время словно замирает и секунды кажутся долгими минутами ) – сейчас кат кильнется и меня нах совсем накроет его рамой, может быть лучше спрыгнуть с этой карусели и так быстрее промоет? Но если не промоет опять-таки е**нет об раму? Пока проходили такие размышления кат всё-таки отпустило и спустя некоторое время я оказался на берегу. Это ощущение тяжести я не забуду никогда – выходишь на берег измотанный и уставший, паршиво-мокрый, как будто кота кинули в реку и он кое-как вылез на берег, кед проебал, теперь как высокий блондин совсем без ботинка, полубосой. Рассчитываешь на участие группы товарищей, но х..! Василий орет – «Давай быстрей отливай лодку и хуярь дальше, тебя ждать никто не будет!» В ответ на мычание, которым пытаешься объяснить своё состояние, Василий кроет матом. Идешь к лодке и понимаешь, что отливать огромный дизель сил нет, но делаешь и Василий подплывает для того, чтобы популярно объяснить в чём ты не прав. Это очень важный урок - Василий дает грубые уроки, но они должны быть высечены в мозгу как –будто киркой шахтера в скале, это уроки выживания. «Ты катаешься не одни. Ты всегда катаешься по реке с друзьями. Друзья помогают тебе, делят с тобой быт, кров и всегда готовы прийти на помощь. Уважай своих друзей и цени их время, твои ошибки спасибыли у всех, не делай из них что-то значимое, многие сейчас просто ждут тебя, соберись и поторопись». По крайней мере, я так понял эти слова…


 

Дальше был намного проще - Кадрин я прошел как самурай кильнувшись два раза и успешно встав. Шабаш я пошел за кем-то из группы и так же хорошо, даже без киля. А вот Кирюха вылез и я впервые попробовал себя в роли «спасателя-я –*бу»(не путать с Малибу!).Вез Кирюху на берег на своей корме, перед второй ступенью. Был бы он на 20-30 кг тяжелее, пришлось бы худо. Я был страшно горд собой, что в первый день сплава отвез товарища на берег на своей корме, а главное сообразил вовремя его подобрать. Но молчал в тряпочку, потому что гордыня – это грех и ведет он к ошибкам. Ещё одно важное правило – всегда старайтесь соображать в пороге (и не только) – смотрите по сторонам и быстро реагируйте на меняющуюся обстановку.

 

После завершения сплава мы причалились к берегу, где в могучую Катунь впадает гордый, быстрый Урсул –дивное место, по красоте пейзажа напоминающее кадры из Властелина колец и даже лучше!


 



 

Средняя Катунь. День второй

 


 

Этот день запомнился мне как день-полное поражение :)

 

Второй раз мы снова забросились выше Ильгуменя. Поражение началось с того, что я расстроил Василия. Мы немного разошлись во взглядах. В результате я поплыл с плохим настроением. Мое мнение в том, что для каякинга очень важен настрой и настроение. Если ты физически готов и у тебя есть техника, но паршивое настроение, или страх захватили твои мысли и душу – ты проиграл. И с тем и другим можно бороться - друзья в этом здорово помогают!


 

Следующий совет для начинающего каякера такой же, как для начинающего водителя – Keep the distance! Держи дистанцию! Лодка товарища зачастую в пороге опаснее камня. Я убедился в этом на собственном опыте. Поначалу в пороге достаточно сильно очкуешь и просыпается стадное чувство – поближе к товарищам, это безопаснее. На самом деле, далеко не так. Когда видишь линию, по которой ты хочешь идти и никто не мельтешит перед тобой – ориентироваться проще. В Кадрине, стараясь быстро проплыть все волны, я близко приблизился к Саньку, который важно переваливался по валам на Васином Прийоне. В какой-то момент Саня не пробил вал и его отбросило назад на меня – в этот момент я увидел как с высоты волны мне в фэйс летит здоровенная х..ина и, уворачиваясь от нее, я успел подумать только «б**я»! Когда вскользь в челюсть пришелся удар кормы я сразу кильнулся и вторая мысль, которая пронеслась в голове – бля, только бы не зубы, только не зубы. Третья мысль – ну что же, надо вставать. И тут я почувствовал рядом другую лодку…Костян говорил нам, что если кто-то кильнется и не получится встать, то он, или кто-то ещё из старших товарищей подплывет и даст нос, чтобы встать от него. Я обрадовался халяве, даже не стал особо пытаться, отпустил весло и стал вставать от носа другой лодки. Но вот странное дело – другая лодка почему-то отчаянно сопротивлялась и сама пыталась перевернуться. «Волны» подумал я и изловчившись с усилием все-таки встал от носа. Сделав глубокий вдох я увидел, что встал… от Саниной лодки, а сам он, хлебая воду, вылез и плыл уже рядом с криками «пид…с!» Остальные друзья, глядя на эту картину не скрывали эмоций и дико ржали над тем, как я топил Саню, пытаясь встать.


 

- Настоящие животные! Пох..й друг на друга, лишь бы выжить, любой ценой встать. Ах-ха-ха, - смеялся над нами Андрюха.

 

Несмотря на веселье, я был не очень рад пробитой насквозь губе, но это был действительно хороший урок.

 

Шабаш на этот раз получился настоящим шабашом. Продолбав линию я оказался на сбойке и не сумев встать полез плавать совсем один в замечательной курортной воде матушки-Катуни. А получилось это так – ребята, взяв мою лодочку, увидели как я активно гребу к берегу и решили, что спасение утопающих – сами знаете, чьих рук дело. Но не суть. Оказавшись во власти бушующей стихии я был искренне рад, что не бросил свою спасительную соломенку – весло. Это ещё один замечательный совет-Если Вы оказались в заплыве на big volume и видите, что на этом участке Вас с веслом не заклинит – смело берите его в оборот. Оно помогает делать опорные гребки на сбойках и в бочке, которые дают возможность лишний раз вдохнуть, что очень полезно в Вашем положении.


 

Итак, меня про…ло через все бочки и сбойки второй ступени и в какой-то момент я очутился в улове. Вода отняла силы и я почувствовал такую жалость к своему телу, что совсем не хотелось выбираться на берег самостоятельно. Я увидел Саню и крикнул ему - "Саня, пооомооогииии!" И издал ещё ряд нечленораздельных булькающих звуков. Александр ответил мне просто и понятно, как того требовала ситуация - "Пошел на ***, я сам только что вылез!". После того,как я выбрался на берег оказалось, что количество волшедным занятием доступным пока лишь тюленей тянуло на целый тюлений выводок! На этот раз друзья были благлсклонны - Юра помог мне отлить лодку, Кост попотчевал тюлней вкусными сухофруктами. Вообщем жизнь налаживалсь. Именно тогда я окончательно осознал, что в отстреле из лодки на достаточно мощной для новичка реке нет ничего страшного - ты можешь спастись сам, а друзья помогут, если ты все-же не причалил к берегу сам. Финальная часть нашего сплава завершилась спокойно, мы второй раз увидели урульскую волну, чарующую своей мощью и гладким, ровным уклоном - серфинг на ней казлся прекрасным и волшебным занятием, доступным пока только опытным хищным животным, но это только пока...

 

 

 

Экспедиция

 


 

Утро началось с первых лучей солнца, озаривших место слияния двух по-разному прекрасных и удивительных рек. Быстрый, каменистый Урсул впадал в мать-Катунь, рождая этим слиянием величественный по красоте берег. Если поднять взор и обратить его вверх по течению Катуни, то видно, как она словно огромная анакодна извивается среди хребтов и за поворотом скрвает от нас течение своих вод. Урсул же, как маленький уж, разрезает границы хребта и вползает в долину, журча перекатами и быстротоками среди небольших камней. Когда солне озаряет этот уролок синергии двух рек, хочется быть художником и рисовать кистью тот шедевр, которых природа создавала, возможно тысячелетиями.


 

Василий спланировал дела, которые требовали его отсутствия, а значит наша компания оставалась без заброски, или была вынуждена поехать с ним. Тут мою голову посетила мысль-авантюра - почему бы нам не плыть от стрелки с Урсулом вниз по Катуни примяком до Чемала(я хотел повидат там друзей)? Я предложил это Косте и идея прошла на ура, но я не догадывался, что может ждать нас впереди.


 


 

Продолжение следует.........

 

 

Автор: Admin

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Король Азии
Dollarfest