ЭКСПАНСИЯ НА ВОСТОК

24 октября 2007, 02:32

Идея прокатить по Китою, очень давно и прочно укоренилась в моем мозгу,после общения с Берей. Для тех, кто не знает, Беря - это наш брат из города Е, он то там уже был. И вот, после своей поездки, сидя как-то осенью, в маленькой квартирке на Краснолесье, он весьма подробно и живо описывал нам с Василем, каких ужасов натерпелась их туристическая команда, когда попала в паводок на Китое. Не то что бы я поклонник жанра ужасов, просто вот все каякеры едут на Запад, на Юг, некоторые даже на Север ездят, а вот на Восток – совсем мало! И вообще-то, наше путешествие было, всего лишь разведкой, в этом направлении, а вот теперь, я могу с уверенностью сказать Вам:
- Друзья мои, скоро толпы каякеров ломанутся в этот регион. Ибо, водопадов там умотаться, и вааще там здорова!
Уже сейчас строятся грандиозные планы на следующее лето, с посещением этих красивых мест, а именно реки Онот. Онот - это головокружительные водопады! Это сумасшедший адреналин. А пока читайте о том, как все было…

 

...Красота спасет мир!

* * *

23 августа, вечером закончилась подготовка свежекупленного автомобиля к дальней поездке. Собственно, все приготовление заключалось в том, что специально обученный сварочному исскуству, друг Игорь приварил к авто фаркоп, после чего Hiace окрестили самцом, прицепили к нему телегу с семью каяками и тронулись в путь. За ночь доехали почти до Красноярска, и здесь, под утро, прицеп оборвался. Зоопарк мирно спал, и это зрелище видели не многие:
- Ты прикинь! Я как раз только проснулся: - говорил позднее Андрюкса. - Открываю глаза и вижу в заднее стекло, что прицеп медленно удаляется! Ну я протер глаза, присмотрелся, ну точно, он отстает… А потом вдруг, как прыгнет на кочке, как воткнется этой железякой в асфальт и дела-ет офигительный «air loop»… 
Перевернувшись через жесткую сцепку, телега ударила в дорожный знак с большим восклицательным знаком, и лодки разноцветным веером разлетелись в разные стороны…
Фаркоп оборвало, по сварке, от вибрации. В связи с чем, на ближайшем СТО было сварено сложное техническое устройство, которое огромными болтами прикрутили непосредственно к кузову автомобиля. Решение этой проблемы заняло пол дня.Друзья из Иркутска: Эдик и Саша, обеспокоенные нашим долгим отсутствием, постоянно звонили и запрашивали наши координаты, ну а мы, пока что, медленно но верно, продвигались в сторону города Канска. В городе Канске нас ждал следующий сюрпрайз! Дело в том, что здесь заканчивается дорога и начинается 450км адского бездорожья до поселка Тулун. Долгое время мы вообще сомневались в правильности выбранного направления:
- Может мы в темноте не туда свернули? – высказал общие сомнения Скляр
- Да не, говорили же, что плохая дорога будет, - отвечал Порсев – давай, дави на гашетку, не ссы! Ой, о-е-ей, бля…
- Эй, потише там! Не дрова везешь! – раздавались прерывающиеся крики из «челаута».
- Не ну я знал, что будет плохая дорога, но это ж, типа, федеральная трасса. Что-то непохоже. 
- О, смотрите вон вроде знак стоит!
Из придорожной канавы торчал покосившийся дрын, с забрызганной грязью табличкой, на которой, с трудом можно было разобрать надпись - М53… Да, это была она – трасса федерального значения – российская дорога, по которой, всего за каких-нибудь 12 часов, наша колымага добралась до Тулуна. 
К вечеру того же дня, мы попали в славный город Иркутск, где встретили заждавшихся друзей. Здесь надо отметить, что команду нашу, везде встречают радостными мордами и распростертыми объятиями, и мы к этому уже привыкли, но все же Иркутчане, удивили нас широтой своего гостеприимства! Насытив свои изголодавшиеся желудки, разнообразного вида омулятиной, в сочетании с живым «Братским» пивом, веселая компания имела удовольствие разложить свои, ноющие от дальней дороги, кости на беспредельном количестве кроватей, шикарной двухэтажной квартиры, с видом на набережную Ангары.
Конечно же, наш зоопарк не мог, посетив Саяны обойти своим вниманием священное, для каждого Россиянина, место, а именно – озера Байкал. Для чегомы и отправились в местечко, с мрачноватым, на первый взгляд, названием – Темная падь, что недалеко от Слюдянки. Местечко, невзирая на название, оказалось довольно светлым, а море оказалось в натуре огромным, офигенно глубоким и, что самое главное, теплым, то бишь, вполне пригодным для купания.

 

Берега обрывались к воде скалами и крутыми осыпями, так что далеко не везде можно спуститься к воде, без риска свернуть себе шею. Поэтому, тут же был проведен чемпионат мира по прыжкам с прибрежных скал…
Вода была совершенно прозрачной. Когда ныряешь, то даже на глубине в несколько метров, света очень много и кажется, что ты паришь, словно птица в этой прозрачной толще. Нет ощущения глубины, и всплываешь, на поверхность, довольно долго, движешься навстречу солнцу, скользя вдоль паутины из его радужных лучей, и вдруг, на пределе, когда уже кажется, что воздуха в легких больше нет, ты пробиваешь поверхность воды, словно птенец, разрывающий оболочку яйца, и делаешь первый жадный вдох. Выходишь на берег, и все тело горит от глубокой холодной воды, кожу покалывают сотни маленьких иголочек, ты смотришь вокруг, на бескрайний простор в сизой дымке, на далекие туманные горы Хамар-Дабана, слышишь резкие крики чаек и понимаешь что живешь!!! 
Вдоль берега здесь протянулась Круго-Байкальская железная дорога, чьи ржавые рельсы берут начало на берегу водохранилища, в Иркутске и тянутся до самой Слюдянки. Иногда, исключительно по ночам, здесь проходит поезд, из окон которого, в темноту глазеют туристы, пытаясь разглядеть Байкал. Дорога старая и за ее состоянием никто не следит, поэтому поезд идет медлен-но, от чего кажется намного длиннее. Я бы даже сказал, что он крадется, если бы адский скрежет его колесных пар, не сводил на нет эту осторожность. 
По берегам полно туристов и особенно скалолазов. Ну и конечно же, как всегда, в таких местах, хватает мусора. Толпы праздной молодежи семенят по железке днем и ночью, с пакетами в руках, под завязку набитыми алкоголем, от коротких шагов, бутылки мелодично позвякивают, напоминая бой старых настенных часов. Наверное, и мы ничем не выделялись здесь из общей толпы, ну может лишь тем,что забежали на вершину местной панорамки, откуда открывался вид на необъятные просторы. Виден был почти весь Хамар-Дабан – горный хребет высотой 2300. Где-то там протекают разные другие интересные речки, такие как Харамурин, Снежная, да здесь много интересного. Ну а нам пора было уезжать на Китой.

* * *

Лишь к вечеру 26 августа удалось, наконец, добраться до берегов этой легендарной реки. Долго ехали вдоль Иркута, чье высохшее русло, наглядно демонстрировало, отсутствие воды в это время года. И действительно Китой в районе поселка Самарты, оказался мелким ручьем, который можно было перейти в брод, не замочив ног.
Ночевали в широкой долине окруженной невысокими горами, голые макушкикоторых, возвышались над редколесьем, словно лысины старцев, в обрамлении венчика реденьких волосков. Типичная горная тундра, поросшая карлушкой, да кривыми лиственницами. Спать улеглись под тентом, комаров и мошек здесь почти не было, т.к. к вечеру изрядно похолодало. 
Утреннее солнце растопило иней на тенте и прозрачные, радужные капли росы пролились мне на лицо. Друзья, укутались в спальники с головой и не подавали признаков жизни, если не считать ровного дыхания – они сладко спали. Тундра вокруг укрылась плотным, как молоко туманом. Я пытаюсь разглядеть сквозь него небо, угадать какая сегодня будет погода. На склонах гор едва угадываются неверные силуэты деревьев… Кажется, что плотная пелена неподвижна, но это обманчивое чувство. Если внимательно посмотреть на границу тумана, туда, где его щупальца опутали лес, можно заметить их слабое движение. Отвлечешься ненадолго, глядь, а картина уже поменялась. Туман похож на время, трудно увидеть движение минутной стрелки, на циферблате, но она движется, и время так же медленно течет сквозь нас, как и молочная река тумана сквозь лес…
Наконец-то вышли на воду! После почти десятидневного перерыва. Река сильно обмелела, и во многих местах приходилось скрестись на руках через камни. Это немного раздражало, но вскоре речка набрала силу от многочисленных притоков, и стала чуть веселее. К пяти часам вече-ра мы, с грехом пополам, добрались до правого притока – Бого-Хонгольдой. Здесь Китой образовал нереальной красоты плес. Прозрачная вода, изумрудного оттенка, перекатывалась в глубокий омут, под отвесной скалой, набирая на глубине, насыщенный цвет темного малахита и неспешно катилась дальше, вновь светлея на отмели. Лучшего места длярыбалки невозможно было придумать, и мы остановились здесь.
Густая тайга подступала к реке, обрываясь песчаным откосом на прибрежную гальку. Мы вошли в нее, утопая по колено, во влажном мху, на котором, капельками крови, алела брусника, и повсюду блестели шляпки маслеников. Это была сказка! И люди, поедая сладкие ягоды, впитывали в себя частичку этого волшебства…
Рыбалка наладилась не сразу. Долгое время не было и намека на поклевку и лишь под вечер, когда на воду легла тень, сменив солнечный свет, первые, ещеробкие покушения, пробудили азарт охотников. Ну а в сумерках началось и вовсе что-то невообразимое. Хариус выпрыгивал прямо в воздух, выделывая нереальные кульбиты, промахивался, снова заходил на мушку, выхва-тывал ее из под самого берега, из под ног и дико сопротивляясь, бился на крючке, заливая все во-круг своим серебром. Рыба не была слишком крупной, но ее было много, и она исступленно кидалась на приманку, глубоко заглатывая крючки, прочно садилась на леску и уже не сходила. Мы рыбачили до самой темноты, покуда не перестали видеть снасть, пока не закоченели босые ноги в студеной воде и чистили рыбу уже ночью.
Порогов не было довольно долго. Река текла в широкой долине, часто принимая в свое русло небольшие притоки. Но вот впереди показалось ущелье, казалось оно довольно близко, однако до входа прошли еще не один километр. Наконец, началась затяжная шивера, которая и привела, через пару км, к первому короткому и мощному водосбросу, в невысоких, но отвесных стенках. Чуть дальше виднелся вход в следующий порог. Это были водопады каньона Верхние щеки. При осмотре с высоты 10 метров, падение казалось не слишком высоким, но под водой явно угадывались карманы в скалах, к ним здорово прижимало… Пошли смотреть второй порог, так же сверху, падение не угадывалось, но заход был довольно кривой. Решили попробовать. 
Я встал на страховку с «морковкой», а Вася затащил на скалу девочек – Женю и Натали, откуда и сбросил их в лодках уже в спокойную воду за порогом. Первым поехал Сэм, на заходе, он не успел отвести лодку от прижима, под левую стенку, где перевернулся и уже в перевернутом состоянии его вынесло на здоровенный обливник. На мгновение показалось из под лодки тело, переваливаясь через камень, и он скатился в основной поток направо. Надо сказать Сэму повезло, т.к. слева был запертый камнями узкий проход. Вот он уже встает на спокойной воде. Выражение лица говорит обо всем! Комментарии излишни!
«Годится!» - подумал я, повернулся и почти сразу же увидел Викса на заходе. Он успел сориентироваться в потоке, развернул лодку к правому берегу уходя от прижима, однако этот хитрый маневр ему так же не помог, и он пропал из виду, скрывшись под скалой справа. Секунд десять его не было видно. Этого времени оказалось достаточно, что б в голову полезли всякие глупости. Но вот, он появляется с лодкой в обнимку, я выждал еще несколько секунд, пока его взгляд не стал более осмысленным и кинул ему веревочку. Инцидент был исчерпан потерей котла… Котелок было чертовски жаль, и вечером Викс поведал нам душещипательную историю этого, нека-зистого, на первый взгляд, предмета каячного быта. Вот она…

* * *

История эта упирается корнями в далекое прошлое. Во времена первого Родео Феста на Капитанской Дырке. Герой этой истории жил тогда среди себе подобных, являясь составной частью сервиза для походов выходного дня. Ездил себе, раз в месяц, на берег Катуни в кругу семьи Веталя. И вот в означенный судьбою день, весь сервиз, с благословения родителей, отправился с Веталем на капитанскую дырку. Здесь надо оговориться, что последний не был тогда еще родео каякером и ваще не знал, где собственно находится эта пресловутое отверстие. Поэтому подготовился к его поискам основательно, т.е запасся всем необходимым для этого снаряжением: палатками, спальниками, крупами и что немаловажно котелками. После долгих мытарств в рюкзаке, походный сервиз все таки попал в вышеозначенное место, где и был брошен вкупе со всеми вещами ошалелым хозяином, который, едва ступив на священную для всякого каякера землю, пошел в разнос, попав под дурное влияние компании падонков. Про котлы он, конечно же, забыл, как и про строжайший наказ вернуть их в целости и сохранности. Здесь истории котлов и Веталя напрочь расходятся, ибо перекурив адской падонковской травы, Веталь сошел с ума и уехал заниматься рафтингом, а котлы зажили самостоятельной жизнью. Впоследствии, оправившись от адскогоугара, он все же вернется за котлами, но найдет лишь один из них, поскольку Капитанская Дырка, подобно черной дыре, способна поглощать не только любые, оставленные без присмотра, предметы, но даже людей! Вернувшись в славный город Горноалтайск, Веталь попадет под жесткий прессинг, со стороны своих родственников, которые во что бы то ни стало пожелают узнать, где же находится их любимый походный сервиз! Но вместо сервиза они получат лишь короткий и лаконичный ответ, мол: «Лежат котлы в шкапчике, в слаломной школе». И действительно, если б вы заглянули в этот самый шкапчик, то увидели бы кучу разного хлама: стеклоткани, эпоксидки, обломков весел, дырявых носок и прочего барахла, под ним, лежал одинокий, всеми забытый коте-лок…
Прошло два года.
Слаломная карьера Веталя дала трещину. Весной когда он забирал веши, из уже чужого шкафчика, наш котелок дождался своего часа. С этого момента они оба побывали на всех легендарных речках Горного Алтая, прошли в разных лодках множество водопадов и разных порогов и выйдя из сотен переделок отправились на Китой…
Должен вам заметить, что везти котел в лодке, особенно между ног, занятие не слишком то привлекательное, но почетное. Тут-то Веталь и вызвался быть героем. Вскоре, впрочем, он пожалел об этом и уже подумывал о том как бы от него избавиться, тут то и подвернулся удобный случай…
Вот так закончилась история путешествия нашего котелочка, остался он под скалой в «Спиральном», а может «Стиральном водопаде» каньона Верхние щеки.

* * *

30 августа мы увидели Эхе-Гольский водопад (река Эхе-Гол – левый приток Китоя). Это настоящий монстр! Шум падающей воды слышен издалека. Тайга на несколько сот метров вокруг пропитана этим звуком. По мере приближения, неясный рокот, переходит в ровный гул, наполняющий душу странным волнением и желанием поскорее увидеть ЕГО. Противоречивые чувства накатывают при виде этого чуда. Страшно просто жесть, но в то же время очень хочется… Ну, вы меня понимаете?! Страшен не сам по себе последний 15ти метровый слив, и не кривущий заход на него, по отдельности, но оба этих препятствия в совокупности. Перед срезом горка, едва закрытая тонким слоем воды, с торчащими, здоровенными булыганами. Слева, огибая горку, идет разгонный желоб, на скорости, под острым углом, приходящий в скалу противоположного берега, обра-зуя мощный отбойник, уже прямо на срезе основного слива. В общем, правильно зайти на срез довольно трудно, к тому же, это было понятно сразу, каякер, заходящий на прыжок, сам срез не увидит и должен успеть сгруппироваться уже по ощущениям. Короче очень серьезное препятствие, а улететь вниз вверх тормашками, это значит наверняка травмироваться, притом, что до ближайшего жилья 100км по реке. 
Наши лодки были оставлены перед водопадным участком, каньона Моткиныщеки, а все вещи и лодки девочек Жени и Натали занесли до Эхе-Гола, где в 200 метрах выше по ручью нашли удобную стоянку и место для переправы, позднее обнаружили, так же стоянку на стрелке Эхе-Гола и Китоя. Остаток дня провели в попытках просмотреть сверху заход на водопад, и лишь через несколько часов, удалось спуститься почти к самой кромке, слива, где с пятиметровой высоты все отлично просматривалось. Однако, то что мы увидели, не прибавило оптимизма. 


Утром, за 40 минут добежали обратно до лодок и сплавлялись до стрелки около 1.5 часов. На этом, сравнительно небольшом, участке сосредоточены основные препятствия каньона. Водопадный участок, представляет собой каньон с отвесными стенками, русло которого завалено огромными булыжниками, падение здесь не слишком велико. Особенно мощные, высокие сливы находятся во второй ступени «водопада». При нашем, очень малом уровне воды, большинство сливов имело отвесное падение и было заперто«глухими котлами», в порогах было множество сифонов, а из-за высоких глыб не просматривались отдельные участки воды. Поток разбивался камнями на протоки. Обносы отдельных ключевых мест (во второй ступени) были затруднены вертикальными скалами каньона, однако нам удалось занести то, что не хотелось ехать, а именно, заход во второй водопадный участок, по скалам левого берега, точнее сказать по булыжникам лежащим под скалами. Приходилось на морковках перетаскивать лодки, весла и страховать друг друга. 
Эхе-Гольский водопад, в итоге, замочил тока Вася. Причем, все произошло такбыстро, что с четырех точек съемки не успели ничего снять. Мы с Виксом стояли на страховке, внизу в чашке, под сливом, на левом берегу. Я типа, был «живцом», ну то есть, с веревочкой на спине должен был прыгать в речку и плыть к Васе, если что, а Викс нас за эту веревочку вытаскивать обратно на берег. Тока вот глядя вблизи на этот водопад, я про себя думал, что во-первых, у слива уж больно высокая скорость падения, а во-вторых, что нифига я не успею доплыть туда и объект спасения уплывет нафиг в Китой. Рядом с нами Андрюкса приготовился снимать фото, на противоположном берегу, вверху стояли с девочки с фото и видео съемкой, над самим водопадом сидел Сэм с видеокамерой. Рации были у Сэма и Андрюксы. Казалось, план продуман: Вася останавливается в улове перед заходом на водопад, Сэм включает камеру и передает нам, о готовности по рации, мы подаем визуальный сигнал девчонкам, и Сэм дает отмашку Васе. Но все как-то не заладилось. Василий заходит в улово, смотрит на Сэма, мол: «Готов?» Сэм включает камеру, а камера не включается! Хотите верьте, хотите нет, но только раньше такого с ней не случалось. Ну, он кричит:
- Камера бл… не работает!
Вясю тоже понять можно, при его темпераменте ждать чего-то, перед таким прыжком? Не, это выше его способностей, и он с криком:
- Что вы бл… за пид…сы! – уходит в порог.
Сэм передает нам по рации, что он идет. Но среагировать все равно никто не успел. Какое-то мгновение и перевернутая лодка уже внизу под сливом. Чпок, и все! Тут еще важно, что действительно, скорость падения этого водопада была существенно выше, чем у прочих, падающих из чашки в чашку, т.е. из спокойной, стоячей воды, с нулевой скоростью. С разгонной горки Вася налетел на отбойник боком, где его подкусило и практически положило на бок, уже на кромке слива, поэтому он падал скрытый завесой из брызг…


Позже Василий поделился с нами ощущениями:
- Для меня это был первый опыт прохождения подобных сливов.
Во-первых, уж больно высокая скорость у водопада, заход кривущий, где перед срезом надо развернуться на 90 градусов. Во-вторых, это высота самого слива, 5 этажей, я еще с такой высоты не прыгал. И, в-третьих, это сама река, не ручей как Куркурэ, а самая настоящая река. И внизу в самом пуле слева и справа от места падения воды предательски стоят камни. Если неправильно зайдешь или перевернешься, все может кончиться очень печально. Но выбор сделан. Я подъехал к заходу в водопад и стал ждать Сэма, пока он включит свою камеру. Он говорит, что камера не работает. Я плюнул в сердцах, на раздолбайство своих друзей и поехал. Ехать было надо именно сейчас. Я все продумал. Мне было немного страшно, так как неизвестно, как все пройдет. Но сейчас я чувствовал кураж. Разгон по горке, отбойник, я не оценил его мощности, он немного заставил меня прилечь на весло. Отрыв. Я в полете. Не знаю, правда это или мне кажется, но когда ты прыгаешь высокие сливы, то при отрыве как будто выключают звук. Ты ехал, ехал по порогу, кругом ревущая стихия, а тут раз… и выключили звук. Тишина. А потом ба-бах! Я уже внизу, в чашке под водопадом. Я машу друзьям и показываю, что все в порядке. Я снова преодолел свой страх.


В этот же день перенесли лагерь в конец Моткиных щек, на приток Моткин-Гол. Стоянка здесь находится высоко от воды, т.к каньон еще продолжается, но серьезных препятствий уже нет. Вечером мне повезло с рыбалкой, за каких-нибудь пару часов, с 19 до 21, удалось наловить 30 штук. Клев был таким интенсивным, что пришлось оборвать лишние мушки, оставив только одну, иначе снасть часто приходила с разу с несколькими рыбками и от того ужасно путалась. Отсюда, с утра, мы вновь возвращались за лодками, что бы пройти последние пороги Китоя.
А вокруг набирала силу осень. Золотая листва берез, подернутая легкой патиной прожилок, кружилась, облетая в прозрачном, холодном воздухе. Глубокий дышащий влагой мох, что устилал пол тайги, пошел багряным узором. С высоких кедров падали нам под ноги, уже подсохшие шишки. Грибы разрослись, словно блюдца и потеряли свой яркий цвет, став водянистыми. Поутру становилось холодно, так что приходилось кутаться с головой во влажные спальники. Каждый день проливались дождики, хотя в целом погода была скорее ясной. 
Последний день лета был по-летнему жаркий. Мы вышли из лагеря вверх, к Эхе-Голу, в начале одиннадцатого, и уже в начале второго причалили в устье Моткин-Гола. Этот участок, по воде, оказался весьма прикольным – фановым, и былнасыщен невысокими сливами, в локальных и безопасных порогах. На заходе в каждый порог было видно улово внизу, и потому, ни разу не выходили на берег для просмотра. Светило солнце, и мы получили порцию того удовольствия, ради которого и ездим повсюду в поисках новой бурной воды. 
Ниже Моткин-Гола пороги на реке постепенно теряли свою сложность, а стены каньона свою высоту и крутизну. Ущелье раскрывалось, и вскоре мы проплыли устье реки Билюты. Поиграли в родео на перекатах Билютинского каскада и выкатились в широкую долину. Ночевали уже на равнине, в густых зарослях ивняка. Всю ночь вокруг лагеря бродили какие-то зверюги, их осторожные шаги сплетались, во сне, в сеть причудливых видений.
Оставшийся участок разливов и проток на равнине, мы проехали за 10 часов. Причем, как ни упирались, но этот день не стал последним. Ночевать остановились уже в сумерках, плохо представляя, сколько же нам еще осталось, а оставалось нам всего лишь 1.5 часа интенсивной гребли. На ужин приготовили кашу-ассорти из остатков разной крупы, на чем запасы нашего провианта исчерпали себя.
Из-за далекого леса, на небо медленно выползала, подозрительно красная луна. Вскоре, впрочем, она прибрела совершенно нормальный цвет, заливая окрестности своим бледным светом. Зажигались первые робкие звездочки, постепенно складываясь в знакомые созвездия. Проступал, на темно синем небе, млечный путь, спутники спешили куда-то, пересекая медленно, весь небосклон косыми траекториями. Костер тихо умирал в ночи, его алые угли подернулись белесой пленкой. Глаза закрывались, сон окутывал уставшее тело, осторожно, но неотвратимо…
Деревня Раздолье, вполне оправдывала свое название. Мы медленно приближались по бесконечным протокам, разбившегося об отмели Китоя. Горы давно уже отступили на задний план и вовсе скрылись из виду. На их место выкатился причудливый калейдоскоп красок, складывающий диковинные узоры.Хвойные породы деревьев сменились лиственными и цвели сейчас всеми оттенками. Ближе к берегу, тесно переплелись ивняк с колючей облепихой, усыпанной крупными, спелыми ягодами, ярко оранжевыми, словно капли закатного солнца, пролились на ветви.
Осенние пейзажи были великолепны и я ничуть не жалел о том, что нам пришлось катить по этим прогонам. То была красота в чистом виде, красота природы, увядающая, но неспешная, будто у нее впереди целая вечность. Спокойная и величественная красота естества. Она окружала нас, мы могли погружаться в нее, словно в прозрачные воды Китоя, стоило лишь захотеть и вот пожалуйста – ты становишься частью этой красоты, частью природы!
После ограниченной горами видимости картина казалась бескрайней и вот посреди этого раздолья, появилась деревня, появилась она внезапно, но ее уже давно выдавал запах дыма, поднимаемый, вверх по реке, легким ветерком. Вскоре на берегу показалась и наша машина, а через минуту мы уже обнимались со Скляром. Теперь нам предстояла долгая дорога к дому.

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Dollarfest
Король Азии