Ужин на берегу горной реки - 2.

16 марта 2006, 01:51

В окрестностях города Е, на реке Исеть, имеется специально оборудованный полигон для тренировок на бурной воде – это порог «Ревун». Много забавных историй произошло в этом месте, вот одна из них, ее рассказал мне наш братец Энц.

В 1990году это было. Энц приехал на слаломные сборы. Выйдя утром из палатки наблюдает такую картину. Слаломисты из Тюмени и Ниж. Тагила, носятся по поляне, как электровеники, с какими-то огромными сумками, чего-то таскают в лагерь. Ну спортсмены вообще имеют такую странную привычку – по территории лагеря передвигаться только бегом. «Наверное это у них новые тренировки, такие» - подумал Энц, взял лодочку и пошел кататься. Поднялся на старт, сел в лодочку, поехал… Прыгает в первую бочку, из нее в суводь направо. Глядь, что такое? Вся суводь битком набита арбузами!? Да, да, самыми настоящими, спелыми, огромными арбузами!!! Травеснул бочку, заходит в левую суводь и тут та же картина – всюду арбузы. «Ну дела!?» - думает Энц – «Че попало творится. Надо посмотреть, откуда это плывет». Идет наверх, а вокруг слаломисты так и носятся с тяжелыми сумками, арбузы в лагерь таскают. Доходит до автомобильного моста, что выше по течению и наблюдает такую картину. С моста в реку свалился «Камаз» и лежит себе никому не мешает. А вокруг него такой ажиотаж! Слаломисты на лодках прямо в кунг заплывают, арбузы грузят пачками и на берег свозят. А чего добру зря пропадать! Наш друг, недолго думая туда же, ведь не каждый день по реке арбузы плывут, выбирает себе пару роскошных арбузов и на берег.

А на мосту местные жители кучкуются, до арбузов добраться не могут, им только корки достаются. Так они со злости швыряются этими корками в каякеров. Туристы, на берегу, на песке выкройки рисуют, тент от «Камаза» делят. Короче говоря, еще бы пара часов и от машины остался бы только тягач, но тут приезжает водитель с автокраном и начинает операцию спасения, того что еще осталось от арбузомобиля.

Вот такая, блин, история, хотите верьте, хотите нет, но только это чистая правда!

 

Действие второе.

 

Это был четвертый и последний день сплава по Башкаусу. Мы спокойно пробирались сквозь несложные, но интересные пороги. Перед порогом «Тесный» догнали А.Проваторова, с коммерческой группой на двух бублях, вода постоянно падала, и туристам было весело в каменистых порогах Башкауса. О более ранних, развеселых приключениях такого рода, свидетельствуют многочисленные обломки труб, диаметром более всего подходящие для пушек, на крейсер. «Тесный» был пройден довольно легко, всеми участниками включая Сэма, который всех пугал щелью под скалой, в итоге сам туда и убрался! Впрочем, он довольно легко пронырнул ее вниз головой, и появился на спокойной воде за порогом, со слегка ошалелым взглядом. За порогом «Калибр» началось селевое озеро, по берегам которого стоит мертвый, затопленный лес, однако, это обстоятельство ничуть не портит пейзажа, а напротив, лишь прибавляет неестественной красоты, этим абсолютно диким местам. Выход из озера и является порогом «Селевой», здесь поток прорывается через горы, которые упали в реку. Это настоящий каскадный водопад, прорыв, называйте как хотите, но это не идется однозначно! На обносе, который проходит прямо по «живым» камням селевого конуса, главное не свернуть себе шею и не промотать лодку. В прошлом году эта неприятность случилась с Сэмом. Он оступился и выронил свое корыто, которое скользнуло по верхушкам камней, ловко буфануло в порог и ушло самосплавом… Здесь мы снова встретились с бублистами.

•  Ну что? – спрашивает маленького каякера какой-то волосатый толстяк – Обносите!

•  Обносим – отвечает маленький каякер – А вы, конечно же пойдете?

•  А ты думал, мы сюда приехали эти пароходы на себе таскать, что ли?! – отвечает толстопуз грозно нахмурив брови.

«Да пароходы действительно не маленькие, может им и проще по воде попробовать» - думает каякер, а в слух говорит:

•  Не знаю, зачем вы сюда приехали. Но только желаю Вам удачи!

Турист понес еще какую-то охинею о Карагемском прорыве, мы не стали его слушать, а поспешили занять выгодную, для просмотра шоу позицию и представление началось. Первый бублик заплыл в порог и, почти сразу же, намертво расклинился меж двух скальных обломков, под левым берегом. В течение последующих 30 минут туристы на плоту проделывали различные трюки, но эти тщетные потуги оказались безнадежны. Прильнув к окуляру видеокамеры, Сэм как истинный гений операторского искусства, снимал первые пару минут, но после разочарованно развел руками, мол: «Нет динамики». Мы же стояли в ста метрах, ниже по течению, у своих лодок, ожидая дальнейшего развития событий. С нами был, некто Игорь Гусев (водитель второго бубля), который беспрерывно комментировал происходящее в пороге:

- Говорил же я дяде Саше, не надо здесь с туристами кататься!... Смотрите, смотрите! Бублик скручивает! Сейчас сломает!...

Бублик скручивался, потом раскручивался, но ломаться не собирался. Это продолжалось довольно долго. Прохождение порога грозило затянуться навечно. На бублике в это время происходила какая-то возня. Наконец, Игорь говорит нам:

- Кажется вещи отрезают. Точно! Сейчас вещи поплывут. Надо ловить! – и смотрит на нас.

Ну мы садимся в лодки и тут я вижу, действительно плывет мешок какой-то, я за ним… Хватаю трофей, цепляю на трамвай, а вокруг, ой как не спокойно! Впереди поворот реки, на нем выход из порога, где-то здесь, прошлым летом Доктор крутил “ Loops ”… Бочка появляется внезапно, она похожа на океанскую волну. Не успеваю сбросить груз, просто не хватает третьей руки, что бы дернуть за кольцо. Делаю два гребка в сторону, и зацепляю бочку краем, но это уже не страшно… По реке плывут весла и прочий хлам, но в итоге все поймано и расставлено по берегам. Что было в этих разноцветных гермомешках, заботливо сложенных нашими руками на берегах, нам так и не суждено было узнать…

 

* * *

 

Через пару часов, словно по мановению волшебной палочки, наш зоопарк перенесся в устье реки Чульча, на 30 км выше по реке Чулышман, от стрелки Чулышман – Башкаус. В целях личной безопасности, мы переправились на противоположный, от дороги, берег. Поскольку на собственном опыте убедились в особой любви местного населения к туристическим шмоткам.

Сэм с Ванечкой остались охранять наш лагерь, а мы отправились на экскурсию по местам боевой славы, с целью ознакомления с археологическими памятниками и изучения местной флоры и фауны (говорят что в этой долине растут каменные грибы и водятся карликовые львы). Что бы добраться до плодородных почв нам пришлось пересечь высохшую под палящим солнцем долину, которая, если верить местным краеведам, является колыбелью скифской цивилизации. По сей день, на ее растрескавшейся поверхности сохранились остатки замысловатых сооружений, неизвестного предназначения. Пройдя пару км, по руслам давно высохших каналов, густо поросших колючкой, мы вышли на веселенькую такую, зелененькую полянку, в центре которой стояло довольно странное и до боли знакомое сооружение, по виду напоминающее собачью будку, скрещенную с туристической палаткой. Здесь же, тесным кружком, сидела подозрительного вида компания, полуголых людей. Которые, со стороны, больше всего походили на кучу растаманов, уединившихся в этом волшебном месте, для сеанса космической связи с иными мирами. В наши планы не входила встреча с конкурирующей организацией, во избежание чего, мы продолжали, робко и застенчиво, наблюдать скрытые кустами акации. На поляне, меж тем, произошло движение. К группе растаманов подошел патлатый чувак и что-то сообщил остальным, указывая пальцем в нашу сторону. Все уставились на нас, и к нам немедленно направился волосатый человек, настроенный весьма решительно, о чем свидетельствовал застаревший фиолетовый бланш, у него под глазом. Поняв, что наше присутствие раскрыто, мы двинулись ему на встречу и тут же узнали друг-друга.


Это были наши братья: Вася, Антонио, Олег, Доктор и трое американцев: Фрэд, Джон и Джус. Мы расстались с ними две недели назад на «Капитанской дырке» * , а после постоянно переезжая с речки на речку, мы слышали друг о друге разные сплетни, из третьих уст, и вот наконец, получили возможность поделиться впечатлениями. Они приплыли сюда, по Чулышману, еще вчера и сегодня, весь день заносили лодки вверх по Чульче до водопада Учар. Не было конца взаимным расспросам и рассказам, нас просто не хотели отпускать. Джус подарил нам последнюю сигарету, Вася кормил нас шоколадными конфетами, которые в этот вечер, почему-то, пользовались особенной популярностью. Короче, расстались мы далеко за полночь, и возвращались в наш лагерь в страшной темноте. По дороге мы с Саней пытались развести Андрюксу, на пару «Сникерсов», которые он наивно надеялся донести, до оставшихся в лагере Сэма с Ванечкой, мы пугали его духами скифов, в изобилии шатавшихся по долине вокруг нас. В итоге, Сэму с Ванечкой достались деликатесы совсем иного рода.

Вечер был тих и кроток. Его молчание нарушали лишь бесконечные трели «жуков-пиздунов» и протяжное ворчание наших пустых животов. К обоим звукам мы давно успели привыкнуть, и если с первым можно было просто смириться, то вот терпеть второй никак не удавалось. Лишь трижды обшарив самые потаенные уголки гермоупаковок, нам удалось усыпить бдительность вечнободрствующих желудков… Как приятно было вытянуться во весь рост, на мягком коврике, закрыть глаза и почувствовать, как по твоему телу разливается усталость накопленная за день. Я успел подумать, что только сегодня днем, мы серфили мозги на легендарном Башкаусе, а вот теперь мы уже на Чульче. Потом земля подо мной слегка качнулась и медленно поплыла куда-то далеко, далеко...

Проснулся я от того, что мокрый кусок капрона яростно хлещет меня по лицу. Вокруг было темно хоть глаз выколи, ветер свищет, ливень как из ведра… Тент в нескольких местах оторвало и мотыляет во все стороны, его окончательный отлет, был делом нескольких минут. «Надо спасать положение», думаю я, и кричу в темноту:

- Держи тент, братва, не то улетит!

- Да мы держим, держим!

Рядом угадывается какое-то тело, тычу его локтем в бок и кричу в ухо:

- Помогай! Просыпайся!

Уж не помню, кто это был, но ответ был примерно таким (в самых невинных выражениях):

- А не пошел бы ты ко всем чертям! Я спать хочу.

«Эх, жалко руки заняты» - подумал я и сильнее вцепился в тент, рискуя улететь вместе с ним. По рукам, ко мне в спальник, стекали целые реки дождевой воды. Так продолжалось минут десять, а затем ветер внезапно стих, наверное, улетел к нашим братьям, и мы тут же уснули как убитые.

Утро, как ни в чем не бывало, встретило нас чистым небом, словно ночное ненастье нам приснилось. «Жуки-пиздуны» завели свою песню, безуспешно пытаясь перекричать наши пустые желудки. После короткого и весьма диетического завтрака, представленного останками кофе и сухого молока, случилось очередное чудо. Опутывая свою лодку стропами, Андрюкса вытряхнул из нее пять сникерсов, незнамо как, уцелевших во время вчерашнего жора. Это была наша последняя еда, которую немедленно разделили в соотношении: 1 экспедиционер – 1 батончик, после чего не дожидаясь возобновления внутриутробной музыки, наша команда, вместо того что бы, внимая голосу разума, отправиться в сторону ближайшего населенного пункта, на добычу провианта, выдвинулась вверх по реке Чульча.

Тащить с собой все шмотки не имело смысла, в виду чего, протопав с километр от нашей стоянки, тщательно запутывая следы, мы сгрузили лишнюю кладь, завуалировав ее пожухлой листвой, на берегу Чульчи, под сенью тополей. Получился нехилый курган из облетевших листьев, со стороны ничем не примечательный, если не принимать во внимание вопиющий факт отсутствия дворников, в окрестной местности.

Коротко опишу поляну боевых действий. Река Чульча впадает в Чулышман в широкой долине. До водопада Учар, от стрелки, вверх по реке, около10 км. Из них 8 км , почти без перерыва продолжаются пороги, от проходимых лишь теоретически (типа водопада Чульченыш и др.), до шиверистого типа перекатов (на выходе реки из ущелья в долину). Нечто среднее, между двумя крайностями, представляет собой участок головокружительных порогов, сложность которого уменьшается вниз по реке.

Тропа, по которой заносим лодки, набита туристами, которых иногда привозят с Телецкого озера поглазеть на Учар. Ее качество меняется пропорционально повышению сложности порогов Чульчи. Чудеса начинаются при первом же броде через ручей. Хорошо набитая тропа приводит к переправе оборудованной бревнами и исчезает в ручье, словно все туристы тут бесследно сгинули. Здесь, у ручья мы остановились отдохнуть, пройдя от Чулышмана более четырех км. Поднималась дневная жара, и прохлада ручья пришлась весьма к стати. Покуда друзья нежили свои телеса в тени береговых деревьев, я пошел на поиски пропащей тропы. Перейдя ручей, я уперся в сплошные заросли колючей акации, свернул в сторону и пошел вдоль ручья к реке. Неожиданно прямо передо мной на дерево вспрыгнула крупная зверушка, не то белка, не то еще какая-то стрелка, и уставилась на меня своими хитрющими глазенками. Во мне пробудился охотничий инстинкт далеких предков, и представляя аппетитную белку на вертеле, я стал осторожно подкрадываться не сводя с нее глаз. Вдруг меня что то пребольно укололо в ногу, я посмотрел вниз и увидел клацающую клыками и брызжущую ядовитой слюной змеищу. В следующее мгновение, я очутился на ветке дерева рядом с белкой, примерно в трех метрах над землей, а мерзкая гадина заползла под камень.

Первым делом я осмотрел ногу, явных следов от укуса не было. Правда, я весьма туманно представлял себе, как именно должны выглядеть эти следы. Среди доброго десятка прочих царапин, была пара свежих. Наверное, ядовитые клыки скользнули по кости голеностопного сустава и лишь оцарапали кожу. «Скорее всего, яд не попал в ранки», подумал я. «А если все же попал?» Воображение мигом нарисовало картину – я в диких корчах катаюсь по земле, а за моими действиями с любопытством наблюдают друзья. Посмотрев на камень, под который забилась змея, я увидел рядом высохший чулок змеиной кожи. Наверное, змея тут линяла и не особенно глазела по сторонам, а я на нее наступил, засмотревшись на белку, будь она трижды неладна!!!

Вскоре подонки вынесли мне вердикт:

- Наверное, ты не умрешь! Ну не должен!

Это меня очень обрадовало! Честно говоря, помирать я и не собирался. Гораздо ближе к этому состоянию был Ванечка, у которого началась аллергия, скорее всего, на пыльцу каких-то диковинных растений. Он с утра чувствовал себя неважно, а теперь его лицо походило на спелый помидор, глаза опухли и слезились, поднялась температура, в общем, похоже было, что это его, а не меня укусила гадюка, и не в ногу, а за нос!

Короче говоря, это был не наш день. Может чем-то, мы прогневили алтайских богов!? А может, богам не было до нас никакого дела и нам просто не везло сегодня. Вскоре мы уже спускались к берегу Чульчи, как раз в тот момент, когда сверху сюда же приплыли семеро наших друзей.

 

Рассказывает Василий.

Большинство рек горного Алтая с высоты птичьего полёта выглядят так, как будто какой-то великан раскидал пригоршню камней по руслу реки. И в самом деле, все пороги на реках образованы тем, что упало в их русло со склонов. Чульча, правый приток Чулышмана, не исключение, а даже наоборот. У ее порогов это выражено в особо утрированной форме. Камней самых различных размеров и форм в русле просто перебор.

Мы занесли лодки к водопаду, чтобы испытать на себе мощь этой реки. Что же мы увидели, спустившись к реке? Первые пороги этого участка оказались очень сложными. Первый порог водопад носит название Чульчоныш. На этих порогах река теряет большую высоту, может около 100 метров и имеет не маленький расход (я не мерял, но река не меньше Сумульты или Кадрина). В русле лежат огромные камни. Они совсем не обработаны водой, в отличие от камней на других реках. Под этими камнями полно сифонов. Эти пороги настолько мощны, что возможность контролируемого сплава здесь находится под большим вопросом, хотя, может быть, каякеры будущего смогут это опровергнуть.

Решено было обносить этот участок до тех пор, пока не представится возможность более или менее безопасно начать сплавляться. Мы разделились на две группы. Первая группа это я, Джон, Фред и Джус. Вторая это Олег и Антоха. Мы пошли вдоль воды по левому берегу, а они по верхней тропе по правому. Около 1,5 км ниже водопада решено было пройти первый порог. Антоха и Олег спустились к реке ниже этого порога и наблюдали за нами с противоположного берега. С первых же метров сплава все мы заметили разницу между Чульчой и другими реками Алтая. Перепад был настолько высок, что я мог наблюдать только небольшое пространство перед собой около 10 метров , дальше все было скрыто за перегибом. Высокая скорость течения не давала расслабиться ни на минуту. Первый порог пройден. Дальше медленно, со страховкой и видеосъемкой мы продолжили свой спуск. Порогов было много, и все они переходили один в другой. В некоторых сливах лодки начинали летать через корму. Ниже стали появляться участки спокойной воды, но пороги все равно были «не зевай». В одном из них меня заклинило, прижав к камню. Но мне повезло, удалось вытолкнуть лодку и продолжить сплав. Ущелье перед впадением в Чулышман расширилось, и все благополучно достигли нашего базового лагеря.

Подводя итоги, хочется сказать, что Чульча это река экстра класса. Я думаю, она встает в один ряд с такими интересными для каякеров реками, как Чулышман и Башкаус. По количеству и качеству сложных препятствий этот короткий участок Чульчи не уступает таким именитым местам как Язулинское ущелье Чулышмана или нижнее ущелье Башкауса.

 

Рассказывает Антонио.

В общем, характер сплава был такой. Разведка по берегу 20-30ти метров, до ближайшего места, где можно зачалиться. При этом лазаешь по огромным булыганам и стараешься разглядеть за такими же камнями в русле, предстоящие тебе при сплаве препятствия. Но видно лишь заход. И что там на выходе: бочка или котел. Садишься в лодку, повторяешь про себя "OMM MANE PADME HUM" и отчаливаешь в сторону линии уреза воды, зажатого среди двух окаменевших автобусов, ставших жертвами индустриальной цивилизации древнему духу Чульчи. При этом не важно, первым ты едешь или после всех уже. Все равно не знаешь, как проехали перед тобой. С берега не видно, а сказать-поделиться, уже проехавшему, нет возможности. И даже если линия движения проходит около того берега, с которого ты смотришь - легче не становится. После прохода первого атлета, пусть даже удачного, кажется, что всё происходит "на грани". Хочется начать искать другие варианты, но быстро понимаешь, что их нет. И снова прочитав мантру, скатываешься с камней в эту бушующую стихию. Вот так и продвигались. По 30- 50 метров , до следующей груды камней. Постепенно река выполаживается, камни мельчают. Соответственно, проходы между ними расширяются. Но увеличивается и длина "порогов". Вообще, трудно называть те препятствия порогами, особенно вначале. Они коротки, и идут друг за другом без перерыва. К тому же, насколько я понимаю, если чуть налить воды или убавить, по всё изменится до неузнаваемости. В дождливую погоду, каждую неделю можно совершать первопрохождения.

Потом идут несколько порогов, в их классическом понимании (около ста метров; с камнями, бочками и проч.; со спокойной текухой между порогами). И затем уже выкат. Такой микро Аргутик. Мощь, конечно не такая совсем, но скорость течения и общий характер похож. Я в тот день как-то себя не очень чувствовал. Не выспался, наверное. Очень неуверенно. И первый порог, который все шли, я пропустил. И ехал последним. Но смотреть на то, как другие идут – было еще хуже. И я за Фредом все время ехал. А он всегда почти был первый.

 

Со стрелки наших друзей забирала модная «тачила» и нам, за небольшое денежное вознаграждение, удалось замазаться вместе с ними. Посетив уютное открытое кафе под перевалом Кату-Ярык, машина начала карабкаться по длиннючему серпантину, поднимая нашу команду на Улаганское плато. Поздней ночью мы очутились на верхней Мажойской поляне, у памятника Дураков. Ночь была ясной, и небо над нашими головами, было забито нереальным количеством звезд, которые непрерывно сыпались в замерзшую степь, блестели вокруг мириадами льдинок и хрустели у нас под ногами. Здесь был жестокий минус, и мы недолго думая, улеглись спать, прямо на коротко подстриженной коровками, желтой, замерзшей травке.

Утром было обнаружено, что воды в Чуе полно и конечно, мы не могли упустить такой заманчивой возможности, как прокатить на последок Мажойский каскад. Василий словно добрый волшебник, широко улыбаясь, беспрестанно извлекал из карманов, бесконечные запасы разнообразнейших супербатончиков и, в течении последующих двух часов, мы имели счастье заряжаться энергией, пока остальные каякеры, занимались полезнейшим тренингом – колоссальной продрочкой. В конце всех концов по Мажою покатилось около 15 каяков и соответственное количество каякеров. В процессе сплава каякеры регулярно расставались со своими лодочками, но неизменно встречались и все повторялось заново! Где-то в середине каскада, на берегу, были замечены туристы-катамаранеры которые пытались подсчитать несметное количество человеко-лодок, пролетавших мимо, но постоянно сбивались со счета… На выходе из ущелья было обнаружено несколько меньшее количество каякеров и каяков, но это не могло испортить впечатления. Сплав удался на славу!

Здесь наши пути разошлись. Кто-то отправился в гостиницу, пить пиво. А наша команда, после посещения Чибитского магаза, двинулась ниже. Вечерело. Солнце уже село в горы. Пять разноцветных лодок, до отказа нагруженных ранообразной снедью, скользили по мутной реке, вдоль Чуйского тракта. С дороги нам сигналили проходившие мимо машины, а у нас даже не было сил, помахать им в ответ, сегодня все выложились по полной программе. Наконец, впереди показался мост и мы выбрали место для стоянки. Через каких-нибудь 20 минут были готовы салаты-шмалаты, тонко нарезано сало с черным хлебом, а в реке доходили до нужной температуры специальные энергетические коктейли.

Это был вечер воспоминаний, ужин на берегу горной реки, которая катила мимо свои мутные воды. Сегодня мы закончили приключения на бурной воде и назавтра должны были разъехаться по разным, далеким городам. Я смотрел на своих братьев сидящих рядом со мной и уже в который раз удивлялся тому, с какими замечательными людьми часто меня сводит судьба. Позади было много воды, так много нового, мне еще не приходилось видеть за один сезон. Я чувствовал что стал другим человеком, за эти месяцы, преодоления собственных страхов и каждый раз я чувствовал поддержку этих людей. Это были самые яркие дни моей жизни.

А после к нам пришли друзья: Вася, Олег, Джус, Фред и Джон, и странное дело, мы прекрасно понимали друг друга, разговаривая почти на разных языках. А потом приехали Энди Соммерс с Николаем Тимониным и привезли целую шоблу голландских каякеров. Собралась прямо интернациональная сборная. Для меня это было в диковинку, ведь я мало путешествовал по миру, но стало ясно одно. Если люди из разных уголков земли катаются на лодочках, то им гораздо проще понять друг-друга!

 

 

 

 

* Капитанская дырка – волна на Нижней Катуни, место проведения одноименного родео фестиваля.

Автор: Ю-Ши

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Dollarfest
Король Азии