Ужин на берегу горной реки.

28 февраля 2006, 01:45

 

комедия в двух действиях

Однажды, инструктора одной туристической фирмы, которая занимается экстремальным рафтингом, на Горном Алтае, поведали мне, одну удивительную по мерзости историю. Выгуливая, как-то группу туристов, в районе Нижней Катуни, они скучали от безделья и страдали от безденежья. И вот дабы поправить свое финансовое благополучие и хоть как-то развлечься, придумали для туристов платную экскурсию, на место проведения религиозного, языческого и кровавого, местного обряда, под названием «Чичой» или «Орой», точно не помню. Собрали со всех по 20 рублей, предварительно попросив слабонервных не участвовать в этом мероприятии, и повели группу доверчивых туристов в темный лес. Туристы вида не подают (что боятся), но друг друга, на всякий случай, за руки держат и шагают за гидом. А тот выходит на поляну, посреди которой стоит телеграфный столб, а на нем какой-то мерзавец, подвесил огромную дохлую собаку. Ну бедный барбос давно уже оскалился, язык до земли свисает, болтается, вонь стоит неописуемая вокруг… В целом обстановочка весьма шокирующая. Туристы ранее и не предполагали, что находятся на земле населенной дикими и кровожадными язычниками, а потому, недолго думая, в ужасе бросились обратно в лагерь, а инструктора заработали себе на пиво и отправились в ближайший бар весьма довольные собой.


Действие первое.


О реке Башкаус в водной тусовке Алтая говорят много, очень много, и каждый человек, имеющий отношения с White Water Mother в России, слышал о ней хоть что-нибудь. Говорят, что в переводе с Алтайского языка Башкаус означает река – убийца, говорят, что ущелье реки самое глубокое в мире, что в скалах, над порогами хранятся книги мертвых, что, войдя в Нижнее Ущелье реки, оттуда можно выйти только по воде, а места для стоянок можно перечесть по пальцам одной руки, что есть там пороги, которые еще никто никогда не проходил. Говорят, что никто не был на этой реке дважды и еще много чего говорят. Наша команда решила проверить правдивость этих утверждений и отправилась на Башкаус. Точнее сказать, мы решили, что следующей речкой станет именно эта. Но в силу ряда непреодолимых обстоятельств, старт экспедишиона отложился на два дня. 
Поутру, за нами не приехала машина, которая была заблаговременно зафрахтована в поселке Улаган, путем утомительных телефонных переговоров с водителем. В результате чего мы, вдвоем с Андрюксой вынуждены были провести целый день в поселке Иня, в поисках подходящего «борта», плавясь вместе с асфальтом под немилосердным горным солнцем, которое известно своим контрастным характером. Спастись помогал только специальный коктейль под названием «Гамми сок» - 50/50% местного ворсистого пива, с грушевым лимонадом и льдом.

Под вечер, стало ясно, что весь личный автотранспорт аборигенов задействован на покосах и уехать в Улаган, можно лишь на колхозных грузовиках, в которых возят навоз на поля. Слухи о наших поисках, быстро облетели маленький горный аил и, под вечер, в тот момент, когда мы, отчаявшиеся от безуспешных поисков и окончательно одуревшие от жары, скрывались в тени тополей, нам явилось чудо, в лице счастливого обладателя микроавтобуса, горевшего желанием помочь нашей беде, всего за 5 тысяч рублей. Учитывая, что расстояние между населенными пунктами Иня и Улаган составляло 150км, мы с помощью нехитрой арифметики и железной логики снизили заявленную стоимость до 2,5 тысяч, после чего легко согласились на это предложение и забили стрелу с водителем на 7 часов утра.

Местечко Чуй-Оозы, в котором мы имели счастье коротать время в ожидании авто, являясь алтайским природным парком, обладает, к тому же, замечательным климатом, который в свою очередь, провоцирует вечно веселое настроение и, как следствие такового, здоровый аппетит, граничащий зачастую с обжорством. Очнувшись наутро ото сна, наша компания обнаружила два вопиющих факта. Во-первых, отсутствие жизненно необходимого нам родеомобиля, а во-вторых, отсутствие каких-либо продуктов питания. Короче говоря, после ряда безуспешных попыток запарить транспорт прямо на трассе М-52, в народе именуемой «Чуйским трактом», к 12 часам дня, в красивый город Иня, бодрым шагом, вошли двое молодых людей, весьма подозрительной наружности, с целью поиска автотранспортных средств, способных добраться до города-героя Улаган. Беспрестанно поглощая огромные порции мороженного, эти двое, через пару часов убыли в неизвестном направлении, на автомобиле типа «совок», загрузив в кузов, вместе с собой некоторое количество пива и пребывая в прекрасном расположении духа.

В результате многократных переездов и пересадок, остановок и постановок, к вечеру этого же дня, я имел счастье, лично общаться в Улагане, с человеком, который обещал нас забрать, два дня назад, из Чуй-Оозы. В процессе короткой, но содержательной беседы, типа: «Я не я, и кобыла не моя», мне пришлось сделать вывод, о полном несоответствии наших взглядов на жизнь, а следовательно и невозможности нашего дальнейшего сотрудничества, в области подонкоперевозки. Часом позже, мы уже готовили ужин на берегу реки Кубадры, в нескольких км от вышеозначенного населенного пункта.

* * *

Вареная крупа успела здорово надоесть, и мы готовили настоящий грибной суп ассорти из всевозможных грибов. Экспертом по грибам был признан Ванечка. Он с важным видом, длинным прутиком, помешивал в котле, варево ядовитого цвета, на поверхность которого выплывали гигантские пузыри и звонко лопались, выплевывая наружу грибные останки. Остальные экспедиционеры, шлялись по мокрому бурелому, с целью сбора хвороста, но в результате, возвращались к костру с новыми порциями совершенно ни на что непохожих грибов. 
- Ваня, а вот эти грибы есть можно? – спрашиваю Я, протягивая брезгливо зажатую двумя пальцами поганку, довольно бледного вида. 
- Все грибы есть можно! Но некоторые только однажды! – ответствует Ваня – А эти я узнаю, кажется, они «козлушки» называются. Только они здесь какого-то странного цвета.
Грибы отправляются в котел, в ответ из которого лезет розовая пена. 
- А это че за грибы? – Андрюкса притащил два здоровенных, красивых красноголовика, с яркими белыми пятнами на шляпках.
- Это нельзя! Это в костер! – Ваня небрежным движением посылает красавцев в огонь, причем один попадает в котел, - Черт подери! Придется подольше поварить.
Розовая пена переваливает через край и вспыхивает зеленым пламенем.
- Кажется готово – заявляет кулинар и подает, – Эй, зочье, налетай на грибные деликатесы. 
Никто впрочем, не торопится налетать, все подозрительно косятся друг на друга. Но голод не тетка, и вскоре зочьё вооружившись ложками, робко подкрадывается к котлу, из которого клубами валит разноцветный пар. Тут начинается дождь, который уже давно намечался, и все переключаются на строительство временного укрытия, системы фигвам. В конце концов, супчик остается на завтрак, а мы, насыщаемся разными разностями, оставшимися от цивилизации.
Утром наши опасения были забыты, а остывший змеиный супчик, уже не казался таким ядовитым. Мы быстро расправились с ним, еще быстрее собрались и вскоре отправились навстречу с Башкаусом, по речке Кубадре. Честно говоря, река эта нас ничем особенным не порадовала, кроме, разве что, колоссального количества леса в русле. А через час, мы выкатились в широкую долину Башкауса. Несмотря на пасмурную погоду, было тепло, а природа вокруг была нереально красивой. Широкая долина, как-то незаметно, сменилась мрачным, глубоким каньоном, отвесные скалы которого были покрыты мхом, насквозь пропитанным влагой, струящейся по гладким стенам. Капельки складывались в струи, струи в ручейки, а те стекали в прозрачные воды Башкауса. 

Глубокая река перемешивалась, многократно отражаясь от стен каньона, и ее поверхность переливалась всеми цветами невиданного спектра, от красного до фиолетового и даже еще какими-то другими, странными цветами, которых вообще в природе не бывает, и быть не может. Все было каким-то сумрачным иполным загадок. Вдруг со скалы слетела сова, бесшумно махая крыльями, она пронеслась над нашими головами, едва не задев длинными перьями и исчезла, так же внезапно, как и появилась. А потом появилась вторая и третья, и еще, и еще, целая стая сов, носилась по каньону, то появляясь, то вновь исчезая в скалах, эти птицы добавляли таинственности и без того зачарованным местам. Было такое ощущение, что мы попали в сказку, и сейчас должны появиться какие-нибудь эльфы, ну или хотя бы Гарри Потер. Но больше никто не появлялся, а может быть, мы их просто не заметили?! 

К вечеру, над нашими головами, было обнаружено чистое небо, и вся команда остановилась на ночевку, перед ручьем Джундук, за которым и начинались первые пороги Нижнего ущелья. Наш уровень воды был оценен, чуть выше среднего, мы шли за большой водой, скатившейся после дождей, несколько дней назад. Неделей раньше, проездом через Акташе, на Карагем, мы узнали, что на Башкаусе паводок застал группу голландских каякеров во главе с Николаем Тимониным, но чем все дело закончилось, пока было не понятно, и мы рассчитывали поживиться модными шмотками, оставшимися от буржуев. Вся природа вокруг была буквально напитана влагой, как губка. По берегам реки видны были свежие оползни. Один из обвалов произошел, как только мы встали на стоянку. Правда, мы не могли видеть его сквозь густую растительность, но шум камнепада слышался совсем рядом. Сэм и Андрюкса, тут же вспомнили как в прошлом году, на пороге «Ключевой», со стены срывались камни.

Наше скудное питание, на маршрутах, составляют разнообразные сухие смеси, вкус которых одинаково отвратителен. Поэтому, зная, что в первый день сплава по Башкаусу порогов нет, зоки позволили себе взять немного вкусненького. Кроме нескольких банок консервов, наше вечернее меню включало литровую бутылку крепленого вермута. Употребив по стакану горячего вина, мы целый час уверяли друг друга в том, что назавтра установится хорошая погода, и мы будем долбать «шестерики» и снимать кино. 
Утро действительно порадовало нас хорошей погодой, и вот уже мы на первом пороге под названием «Безлюдный», да действительно, здесь довольно безлюдно, впрочем, интересных препятствий мы здесь то же не нашли. Следующий порог «Баррикадный», собственно, ничего серьезного в нем то же нет, кроме разве что, одного мощного слива на заходе, в котором, что бы посмотреть, как он устроен под водой, все переворачиваются, не уследив за креном. Ну и пошло, поехало, поплыло…

Река радикально преобразилась, продолжая набирать воду из многочисленных притоков и в то же время, уходя в узкий скальный коридор, с ярко выраженным падением. К обеду были на пороге «Ключевой». Короткий, но очень мощный порог, похожий своей бешеной динамикой на порог «Семейный». Он находится в колоссальных, по высоте, скалах, часть из которых сорвалась в реку, грандиозными обвалами, образовав когда-то давно, этот порог и засыпав левый берег острыми и шаткими каменистыми осколками. Для меня, было достаточно одного, беглого взгляда на порог, что бы принять решение об обносе, благо обносить нужно было не более 50 метров. Когда я рассматриваю порог, то в первую очередь, взвешиваю свои шансы на его правильное прохождение. Если же эти шансы не велики, а «высад» травмоопасен, то в условиях удаленности от населенных мест и дорог, как правило, склоняюсь в пользу решения об обносе. Все предельно просто.

Более молодая и дерзкая часть нашей команды, в лице Ванечки и Санечки, долго разглядывала сливы и бочки с берега, уверенно тыча пальцами в это гиблое место. Мы никуда не торопились и преспокойно поглощали свой обед - куски пластилина в яркой целлофановой обертке, когда более дерзкая часть нашей команды, все же решила занести лодки, и все мы занялись этим нелегким делом. 
Обнос порогов на Башкаусе, зачастую может оказаться опаснее их прохождения! Берега просто не приспособлены для хождения по ним, особенно с тяжелой лодкой на плече. В случае падения в два счета можно свернуть себе шею, или оборвать прочие конечности и отростки. Последующий короткий участок реки, до порога «Капкан», особой сложности не представляет, хотя он довольно интересен и динамичен. Следующая связка порогов «Мясорубка» - «Каменный остров» - «Камикадзе» весьма сложна и довольно опасна. «Мясорубка» с берега выглядит довольно отвратительно и вполне оправдывает свое название. Сейчас я уже не помню, кто, но кто-то предложил его не ходить, все как-то сразу согласились. Все, кроме Сани Молчанова. Позднее я многократно прокручивал эту ситуацию, и пришел к заключению, что мы совершенно напрасно отказались от прохождения этого порога. Во-первых, дело было под вечер, и мы чувствовали усталость, а на обнос, у нас ушло гораздо больше сил и нервов, чем на прохождение. Во-вторых, к вечеру мы прекрасно раскатались. И наконец, возможно все пошло бы иначе, решись мы на его прохождение.

Итак, мы карячились с лодками на скалах левого берега, а Саня как истинный самурай, в гордом одиночестве рассматривал порог. Наибольшую трудность представлял выход из порога, 20-30 метров длинной. Под правым берегом, последовательно, один за другим располагались, острые, вертикально стоящие каменные осколки, которые назывались ножами мясорубки, в количестве три штуки. Под левым берегом, тонким слоем воды обливались, какие-то булыжники, образуя какие-то бульники. Предпочтительным выглядел путь прямо по середине потока, который неизбежно приводил в «глухую бочару», перекрывающую от берега, до берега узкий выход. В общем, это напоминало автоматическую линию, по производству колбасного фарша из каякеров, в п/э оболочке.
При грамотной организации страховки, на небольшом участке спокойной воды, ниже вышеозначенной бочки, риск улететь самосплавом в щели и сифоны «Каменного острова», можно практически исключить. С Саней мы договорились о страховке, в этом месте, лодочками с воды и веревочками с берега, но уже во время обноса я думал, как бы нам предупредить его о готовности страховки. Визуального контакта между нами не было, оставалось лишь надеяться на его сознательность, на то, что он сам убедится в готовности страховки. Однако Молчанов оказался бессознательным каякером. Трудно представить себе более нелепую ситуацию, чем та, которую мы имели в следующий момент. Четверо человек заносят по скалам лодки, не имея при этом возможности быстро стартовать, а в пороге, в «бочаре», пятый член, накручивает дорогие родео элементы. В результате, четверо имеют сомнительное удовольствие наблюдать, как пятый, по-собачьи уплывает в последующий порог и исчезает в камнях острова, вместе с лодкой. 

Я в этот момент находился выше остальных и отлично видел, как Саня исчез в узкой каменной щели и следом за ним, туда же нырнула лодка. В который раз уже, я испытал это чувство, когда кажется, что время замерло, звуки окружающего мира отступают на второй план, а тишина проступает сквозь них наружу. Картинка помутнела, и я почувствовал себя сторонним наблюдателем, который уже не в силах повлиять на ход событий и что-либо исправить…Это длилось мгновение, за которые были прожиты годы, человек на спасжилете, появился ниже щели и покачиваясь проследовал в прижим, под левым берегом, где вновь погрузился в пучину. В это же время Чип и Дэйл уже отчаливали от берега, спеша на помощь. Спускаясь к воде, я еще успел заметить, как Сэмовский Charger крутанулся через корму и проследовал в прижим, под скалы в перевернутом состоянии…На берегу оставались только я и Ваня. Я размышлял примерно так: «Саня прилип! Вполне возможно, что ему конец. Что с Сэмом то же неизвестно, не дай бог он то же ”зажабил”. Надо их догнать, но при этом не торопиться…»

- Что с Молчановым? – прервал Ваня, ход моих невеселых размышлений.
- Похоже ему пипец пришел, – ответил я и удивился, как просто сказать эти слова.
- Надо догонять! – говорит Ваня, садясь в лодку, – в какую протоку поедем?
- А хрен его знает! – отвечаю – езжай за мной.
И мы ломанулись вперед. Пройдя несколько, довольно неслабых порогов, я увидел Сэма и Андрюксу, стоящих на правом берегу. 
- Где Молчанов? – в один голос спросили мы.
- Да вон же он стоит! – и чуваки указали руками вниз по течению.
Некоторым людям не везет, такие unclefukers могут утонуть и в луже, и в ложке супу, Молчанов оказался unclefuker везучим. Это чучело не получило не единой царапины, при этом правда упустив лодку и весло. Ситуация которую мы имели на Аргуте повторялась, с той лишь разницей, что теперь у нас не было карты местности, которая уплыла в молчановской лодке, а сама местность, в плане пеших прогулок, была еще суровее нежели на Аргуте. Мы могли наблюдать вокруг себя лишь высоченные стены каньона, на дне которого мы находились, да узкую полоску неба над головой. Все, без исключения притоки, впадали в каньон высоченными водопадами, иногда их высота достигала нескольких сот метров.

Итак, Саня был отправлен дальше по берегу пешком, а мы двинулись вперед, на лодочках, в поисках подходящего места для стоянки, поскольку скоро должно было стемнеть. Позднее, сверяясь с лоцией, мы пытались выяснить названия порогов, которые проходили в этот поздний час, но так и не доискались истины, среди многочисленных названий. Усталости не было, но тем не менее, в несложных на первый взгляд порогах, вдруг все начинали ляпаться и переворачиваться. Андрюкса, которому поручили взглянуть на один из порогов с берега, с легкой руки загнал нас в какую-то жопу, где света белого не было видно…Мы остановились перед скальным сужением русла, за которым угадывался значительный перепад, но ничего нельзя было разобрать с воды. 
- Кто посмотрит? – спрашивает Сэм. Из лодок выходить никому не хочется.
- Ну давайте я гляну, – вызвался Андрюкса. Он едва заглянул с берега за перегиб 
и дал нам отмашку, – Все нормально, давай!
Едва я перевалил через край, как увидел перед собой какое-то пенное месиво, но останавливаться было уже поздно, и набрав полные легкие воздуха, я ухнулся в порог. Вскоре нам удалось отыскать весьма живописную туристическую стоянку, а уже через пол часа мы распивали чаи, заваренные на разных бестолковых травах, ибо заварка в этот момент продолжала сплавляться на пару тентом, в молчановской лодке. В виду высокой вероятности дождя, специально обученные каякеры, изготовили дом из плавника и сплавных шмоток, получивший название родео-магазина.
Утро выдалось довольно хмурое и промозглое. «Недурно было бы сейчас согреться чашечкой кофе» - подумал я, заваривая в котле охапку пожухлых листьев. Ванечка объяснял Молчанову принцип действия рации, которую мы сушили с Аргута. 
- Сюда не нажимать! Нажимать сюда, говорить сюда. Все понятно? Повтори!
Саня послушно кивал головой, но думал, видимо совсем о другом, тоскливо оглядываясь на неприступные стены каньона. Вскоре он отправился искать несуществующие тропы, а мы, сидя у костра за традиционной чашечкой второго чая, параллельно имели удовольствие принимать его радиопередачи о невозможности продвижения по берегу, и наблюдали, как пестрая фигурка мечется по стенам каньона, вверх – вниз и взад – перед. В конце концов, ему удалось забраться на какую-то полку и двинуться вниз, вдоль реки. Его послание об этом, было воспринято нами, как сигнал к действию, и мы начали свое мокрое дело.

Быстро пройдя несколько несложных порогов, после р.Огозо, мы остановились перед порогом «Семейный». Этот довольно мощный и короткий порог, по динамике похож на «Ключевой», и является, несомненно, одним из наиболее сложных порогов Башкауса. Три слива, следуют один за другим, через все русло, в довольно узком месте. Вся поверхность реки была закрыта белой пеной, как будто выше по течению в реку вылили цистерну «Фери». Пена собиралась в огромный сугроб, который медленно вращался в прижиме, под вертикально стоящей каменной плитой, на выходе из порога. Да еще под правым берегом есть какой-то мифический сифон, о котором рассказывают легенды, будь-то бы не менее мифическая личность, некто - Сам Алексей Шамов, на спор, проныривал этот каменный лабиринт (но сам он, будь-то бы, не любит об этом вспоминать). 
Героические герои нашей суперкоманды, с каменными лицами ныряли в белую пену порога и неизменно выплывали ниже по течению, кто успевал перевернуться дважды, кто трижды было не так-то просто разобрать, но в целом все показали высокую технику выполнения эскимосского переворота и хапнули адреналина по полной! Следующий порог с выразительным названием «Упрямый» задержал нас на весь оставшийся день и был пройден только на следующее утро, и вот почему… Являясь классическим порогом слаломного типа, он имел полный набор необходимых препятствий: небольшие бочки, не слишком высокие валы и камни, в целом, довольно длинный и интересный порог, со сложной линией движения. Я получаю немалое удовольствие, когда удается в точности выполнить, заранее намеченный план движения в таких порогах. Так вот, когда после осмотра мы возвращались к нашим лодкам, продолжая по пути жаркую дискуссию в стиле: 
- Подкусит! 
- Нет, не подкусит! 
И отчаянно тыча пальцами в бело-зеленые воды реки, в этот самый момент, внимание Сэма привлекло нечто, в толще прозрачной воды, весьма подозрительного цвета, торчащее меж камней, в нескольких метрах от берега, и отделенное от нас, весьма неприятными каменно-водными структурами. Судя по ярко-желтым оттенкам, нечто не имело отношения к древесине, равно как и к любой другой субстанции природного происхождения, но было подозрительно похоже на фрагмент лодки Necky Blunt тигрового окраса, которую некий unclefucker запустил поплавать давеча в пороге «Мясорубка». Оставалось найти добровольца для проверки этой дичайшей гипотезы. Таким человеком оказался Андрюкса. Правда, для успешного выполнения миссии, ему необходимо было трансформироваться в рыбу-прилипаллу, что бы добраться до камней и приклеиться к их скользкой поверхности. В тот момент, когда герой уже готов был броситься в пучину бурных вод (которая неминуемо поглотила бы его в один момент) движимый стремлением совершить великий подвиг, голос рассудка достиг его благородной души, и он великодушно согласился на скромное предложение не торопить события и уступить героическую роль, непосредственному виновнику событий, unclefucker А. Молчанову (Ванечка уже связался с последним по рации). 

Итак, покуда супермен спешил к нам на помощь, мы позволили себе скромный обед, в процессе которого, проводили конкурс на лучший фантастический проект, по спасению весьма полезной нам вещи (если это вообще была она). Победителем стал проект – чудо инженерной фантазии, в соответствии с генеральным планом которого, необходимо было немедленно приступить к строительству моста, с берега, к месту кораблекрушения! Тут прилетел супермен, и мы начали запасать строительный материал, надлежащей длинны. С целью измерения расстояния до объекта спасения, в его сторону был прицельно запущен спас. конец, который немедленно и капитально заклинился в пучине. После чего, расстояние оценили на глаз и приступили к поиску подходящей древесины. Попутно, совершенно случайно были добыты следующие вещи: туристическая стоянка – 1шт., столярный инструмент системы топор – 1шт., банка голубцов в томатном соусе – 1шт., а так же темные очки Polaroid, благодаря которым удалось окончательно убедиться, что исследуемый объект является лодкой или ее фрагментом. 

В самый разгар строительных работ, когда половина реки была перегорожена мостами и опутана веревками, а на необитаемом камушке, посреди потока одиноко сидел наш Робинзон Карузо. В это самое время, из-за поворота реки, неспешно выплыло нечто среднее между динозавром и авианосцем, невообразимых размеров. Медленно покачиваясь на волнах и натыкаясь наскалы, мимо нас проследовали две огромных надувных пупындры, системы «Бубель», весь личный состав которых, высыпав на палубы, наблюдал за нашими действиями и приветливо махал нам панамами. Напрасно надеялись мы, что туристы-экстремалы остановятся, увидев нас в столь затруднительном положении. Возможно, они рассудили, что каякеры всегда ведут себя столь странным образом, но скорее всего просто не было гавани, подходящих размеров, для их кораблей. Вскоре это чудо пропало из виду, а мы, ценою неимоверных героических усилий, извлекли из сифона, целый и невредимый Necky Blunt. Двигаться в этот день дальше не имело смысла, т.к. день клонился к вечеру, да к тому же, тут была замечательная стоянка, прямо на скалах. Вооружившись топором, пятеро голодных, но счастливых самцов, разделывали у костра свою добычу, тщетно надеясь найти в глубине жестянки кусочек мяса. Погрустив немного, над выпотрошенной консервной банкой, еще недавно содержавшей кашеобразную субстанцию, гордо именуемую голубцами, друзья улеглись спать…

Утром произошел еще один забавный эпизод в исполнении (кого бы вы думали?) опять же Сани. Он, видимо, решив окончательно свести счеты с жизнью, затащил лодку на вершину огромной скалы и, не говоря никому ни слова, бросился с ее вершины прямо в порог, из которого мы только вчера извлекли эту самую лодку… В это же время, на берегу реки, чуть ниже по течению, мы упаковывали лодки вещами и совершенно не ожидали сюрпризов от судьбы. Услышав призывы о помощи, я обернулся и не поверил своим глазам, увидев все того же unclefucker, который проплывал мимо, нежно обвив свою лодку руками и ногами, не желая с ней вновь расставаться. Пока я боролся с желанием запустить в него булыжником, Ваня попал в него «морквой» и начал медленно выуживать свою добычу… Сэм, еще долго, разговаривал исключительно матом, да я и сам был близок к этому, но с укоризной посмотрев на Молчанова, понял, что ему и без меня не сладко .


Небольшая рекламация или лирическое отступление. Замечательные юбки Boozer - Deck производит фирма Hiko . За последние два года, мне посчастливилось стать очевидцем пяти случаев, когда их срывало со сплавных лодок. И я уверен, что это еще не предел!


 

Автор: Ю-Ши

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Король Азии
Dollarfest