Песнь об Алтае

11 октября 2011, 14:38

 

"Песнь об Алтае..."

 

Мы не знаем. Но они знают.

Камни знают. Даже знают деревья.

И помнят.

Помнят, кто назвал горы и реки.

Кто сложил бывшие города. Кто имя дал

Незапамятным странам.

Неведомые нам слова. Все они полны смысла.

Все полно подвигов. Везде герои прошли...

 

… давно это было… богатырь Сартакпай задумал освободить реки.  Тяжело ему было слышать их плач, реки бросались с камня на камень, рвались в клочья, дробились в ручьи, натыкались на горы. И задумал он открыть им дорогу в Ледовитый океан. Сартакпай позвал своего сына, рассказал, что он задумал и велел ему идти на Юг, освобождать реку Катунь, а сам пошел на Восток. Сын Богатыря поднялся на гору Белуха, туда, где лежат вечные снега, и стал искать путь для Катунь-реки. Сам богатырь Сартакпай отправился на Восток, к озеру Дьылу-Кол. Указательным пальцем правой руки Сартакпай прогнул берег Дьылу-Коля, и следом за его пальцем потекла река Чулышман. В эту реку с веселой песней устремились все попутные ручейки и речки, все звонкие ключи и подземные воды. Но сквозь радостный звон Сартакпай услышал горький плач в горах Кош-Агача. Он вытянул левую руку и указательным пальцем левой руки провел по горам борозду для Башкауса. И когда засмеялись воды, убегая с Кош-Агача, засмеялся вместе с ними старик Сартакпай. Он повернул реку Башкаус к холмам Кок-Баша и тут влил ее в Чулышман и повел все воды одной рукой вниз к скалам Артыбаша.

«Где же мой сын? Почему не идет мне навстречу? Слетай к нему, Черный дятел, посмотри, как он работает!». Черный дятел полетел к великой горе Белухе и увидел, что бирюзовая Катунь-река бежала уже на Запад. Черный дятел устремился следом за рекой. Догнал он сына Богатыря и сказал: «Что ты делаешь? Отец твой, великий Богатырь Сартакпай, ждет тебя в Артыбаше!». И когда сын Богатыря повернул Катунь-реку на Восток, дятел поспешил к Сартакпаю: «Прославленный Богатырь, через три дня твой сын будет здесь!». Долго ждал своего сына Сартакпай, три дня держал указательный палец в долине Артыбаша. За это время к нему под палец натекло Телецкое озеро. Отец повел из Телецкого озера реку Бию, а сын его быстро бежал, ведя за собой Катунь. Ни на шаг не отстал он от своего могучего отца. Вместе, в один миг слились две реки Бия и Катунь в широкую Обь. И она понесла воды Алтая в далекий Ледовитый океан…

 

Ура! Свершилось! Этим летом мы едем на Алтай. Сплавляться по алтайским рекам! На каяках!!!

Тур «Алтайские «тройки». Команда «Риверзу».

Катунь, Урсул, Чуя… Сумульта… Башкаус… Чулышман... Подождите, Башкаус??? Чулышман??? Но мы едем. Из песни слов не выкинешь.

Поезд «Москва-Владивосток» медленно ползет по нашей необъятной стране. Переезжает реки, перебирается через  Уральский хребет, приближается к Новосибирску. Бабушки с картошкой, замусоленный томик «Мастера и Маргариты» одолженный у проводницы, вторая полка, жара, чай с сахаром, снова чай, снова остановки и истории, истории, истории, о том, как странны и причудливы порой человеческие судьбы … под разговор и стук колес покачиваются на третьей полке мои и не мои вещи, и призы для «Короля Азии»..

…а будущий Король Азии  в это время в поезде мчится по маршруту Иркутск - Новосибирск навстречу своему будущему королевству и своей победе из дремучих и загадочных Саян. А, впрочем, их там ехала целая компания, и никто еще ни о чем не догадывался.

Ночь в Новосибирске. Зоопарк, кафешки, кинотеатр. 40 человек «троечников» в маленькой квартирке. Наутро ранний подъем и целый день в дороге до средней Катуни. Почти 600 или 800  километров в экарусе, забитом людьми, лодками и шмотками… Уже в темноте приезжаем на Катунь, быстро ставим лагерь и ложимся спать…

 

Родео бас

 

«Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты?»

утром нас разбудило солнце. Вся поляна, и наши палатки, и лодки, и весь лагерь залиты его лучами. А внизу, заслоняемая редкими деревьями, медленно несет свои бирюзовые воды в сторону далекого Ледовитого океана освещенная солнцем широкая, неизвестная пока для нас, Катунь-река,  самая главная река на Горном Алтае. Множество былин и легенд сложено о ней алтайцами…

 

Яломанская поляна, р. Катунь

 

…и вот мы стоим, держа в одной руке весло, а другой придерживая за ручку свой верный кораблик на галечном берегу, и солнце, отражаясь в воде, отбрасывает блики на разноцветные дизеля, номады и бланты.

 

 

Всю толпу «троечников» делят на три группы, нас ведут «Биороботы». Они выпросили у Васи «перду - каяк двухместный» (с) и радостно в него забрались. И погребли в два весла. Получив напутствие «Перда в бочках, с*ка, опасная, будьте осторожны» (Маша), мы по очереди неуверенно выходим за Биороботами из улова, струя подхватывает лодку, и вот, начинается наш сплав по рекам Алтая…

 

Биороботы - Леха Лукин и Егор Воскобойников


Катунь героически проходим без приключений, пролетают пороги Ильгумень, Кадринская Труба и Шабаш,  до пресловутых «Пней» не доходим. Останавливаемся в устье Урсула. По ходу дела офигеваем от огромных валов и мошек. Достаем мошек пригоршнями из глаз. К концу дня гребем довольно уверенно, но руки отваливаются. Кто придумал посадить МС и КМС в двухместный каяк????? Парни перевернули-таки «Перду»,  найдя, наконец, какую-то срань на этой реке.

 

Суп в пороге "Ильгумень", р. Катунь

 

Руслан Леднев и Антон Федоренко

 

стрелка Урсула и Катуни

 

Выбираемся на берег, ура, еда готова! Но есть ее нечем и не из чего. Ждем автобус с вещами, одеждой и посудой. Пьем чай из миски, едим салат руками и превращаемся в животных :)  По ходу дела жизнь налаживается, приезжает автобус, ставим палатки, ужинаем. В долину Катуни спускаются сумерки, становится темно, но вот из-за хребта выходит почти полная луна, освещает своим бледным серебряным светом лагерь, склоны, поросшие лесом, рассыпает белые блики по реке, делая весь окружающий пейзаж каким-то таинственным и завораживающим. Особенно притягивают к себе молчаливые горы, залитые лунным светом. Пугающе холодное совершенство… как будто оживающее  полотно Художника…

 

Аня, Дима и Рома

 

А утром на смену этому совершенству снова приходит ослепительное солнце, и горы приветливо зеленеют, река отражает тысячи золотых брызг, все веселое и разноцветное. На следующий день сплав по Урсулу. Поднимаемся на Уазиках по новой дороге, проложенной к даче Путина. Урсул несложная речка, напоминающая Аксаут в малую воду, на ней всего два порога, Замок и Селевой. В Замке несколько сливов с бочками один за другим. И бревно слева. «Все что угодно только не бревно!», иду за Юрой Шишкиным, слетаю со струи сильно вправо,  расклиниваюсь на камнях в канализации, спрыгиваю с них как-то кормой, и сливаюсь дальше по канализации, исполняя эскимосские перевороты. Но мой «маленький тюлень, живущий в каждом из нас» (с) искренне радуется, что бревно и бочки пронеслись мимо его шкурки. Однако  стальной взгляд Биороботов заставляет Маленького тюленя запрятаться поглубже, тщательно скрывать свою радость и быть начеку.

 

 

р. Урсул

 

Доходим до стрелки Урсула и Катуни и плывем вниз по Катуни до нового лагеря. По дороге пьем зеленый чай с печенькой в лагере «Команды Горький» и смотрим древние петроглифы. С баранами. Плывем дальше. Биороботы уже не в «Перде», но и мы устали. Нескончаемые плесы. Наконец лагерь! Купаемся, загораем, отдыхаем, ждем автобус с вещами, посудой и продуктами. Спасаемся карамельками.

Вечером палаток не ставим, сразу делим вещи на то, что возьмем завтра на Сумульту в пешку и то, что оставим в машине в лагере на Катуни. Кладем в разные кучки и в разные автобусы. Главное, не перепутать эти кучки, ибо это закон выживания в нашей компании животных, среди множества автобусов, вещей, кучек и лодок. И множества животных. Поначалу большое количество незнакомцев и незнакомок заставляет животных прибиваться к уже знакомым особям. Но прелесть в том, что постепенно невнятная толпа рассыпается на личности и эти удивительные личности уже в свою очередь объединяются в единую банду Васиных «троечников».

 


Поставили общий тент, приготовили ужин, поели. Решается вопрос – кто идет в пешку на Сумульту. С лодкой и вещами на три дня. Последний шанс отказаться. Завтра утром заброска. Мы с Женькой решаем идти. Маленький тюлень внутри меня испуганно смотрит, как Биороботы привязывают на уазик «дизелек». Но ему пришлось пока убираться восвояси, потому что началось Пати у костра под дождем. Оно тщательно готовилось, и было посвящено Духам Алтая. Духи вселились в животных и стали весело бороться с их тюленями. Борьба была захватывающей и зрелищной, Духи уничтожали ведерки с  раскладочным вареньем и зазевавшихся тюленей.

 

 

 

Иринка, она же Max Irman


Утро было пасмурным, прохладным и ранним. Завтрак. Первая группа в утреннем тумане грузится в уазики и стартует наверх. Проедем, сколько сможем, а дальше пешком с лодкой мифические «семь километров по тропинке вниз»…

И вот…  «…раскинулась ширь Алтая. Зацвела всеми красками зеленых и синих переливов, забелела дальними снегами. Встали трава и цветы в рост всадников. И коней не найдешь. Такой травный убор нигде не видали…»



 

 

 

Мы идем.. ура, вниз! Нет! вверх… вверх… вверх! Вверх по каменистому проселку, по болоту вверх, по кустам каким-то до того ужасным, что плакать хочется, но нельзя, под кустами снова болото, ноги мокрые, болото, скользкие камни, кусты царапаются, не пускают лодку, снова не пускают, снова болото, какая-то грязь, кусты бесконечные. Вверх! Солнце. Ад. Вещей взяли по-минимуму, продукты и общак несут парни, но все-равно - ад. Я иду в неопреновых тапочках из-за болота, стерла себе ноги, Андрюха с Женькой нагоняют, Андрюха заставляет меня переодеть босоножки, но уже поздно. Да и босоножки у меня не очень-то для пешки. Наше спасение в многочисленных маленьких ручейках, текущих по склону. Пьем воду прямо из них. Никогда не пила такой вкусной воды, необыкновенно вкусной! Начинается спуск в долину ручья, вниз! Лодка прыгает по камням, обгоняю Андрюху с Женькой. Переходим по камням ручей. Снова вверх!!! Медленный подъем вдоль склона вверх по лугу, заросшему сочной травой, такой густой и высокой, что тропинки почти не видно… «Встали трава и цветы в рост всадников... » Солнце. Мошки. Ни одного ручья или болотца, лодка застревает в этой траве. Меня теперь все обгоняют. Сколько продолжался этот луг, я не знаю, но мне кажется, что идем мы по нему целую вечность, вверх, вверх… Солнце постепенно начинает садиться. Я последняя.  "Только бы дойти, не отстать, не остаться одной в лесу".

«..Бассейн рек Малая и Большая Сумульта практически не населен. В зоне высокогорных лугов встречаются  пастухи  и  только  ниже устья р.Алес и в устье Б.Сумульты  расположены  кордоны  лесников. Животный  мир  характеризуется  смесью  типичных  обитателей тайги. Наиболее характерны для горно - таежных  районов  белка, заяц, марал…» Что-то мне подсказывало, что из всех «типичных обитателей тайги» у меня меньше всего вероятность встретить здесь марала. И к своему великому счастью, у спуска с луга  я наконец нашла Андрюху, Женьку и Серегу, которые ждали меня у такого долгожданного ручья!!!

Но это была уже вторая часть путешествия. Первую часть пути мы все же проехали сначала на уазиках. Пытаясь проехать по колее, или выехать из нее мы с визгом уронили уазик на бок. Никто не пострадал, только форточки разбились, и треснул Деника каяк. Уазиков было всего два, поэтому Вася его поставил, отряхнул и мы поехали дальше. Потом мы пошли пешком, а Вася поехал за второй половиной народа, они вместе с ним должны были прийти следующей ходкой. Нам же он сказал, чтобы мы без него на реку не шли, там серьезные пороги, надо перед ними чалиться.

Мы дошли до Сумульты! В лагере уже стоит тент и горит костер, готовится ужин. Нам наливают чай, делятся сухими вещами. Костер постепенно согревает, усталость берет свое, ужинаем и заваливаемся спать. Среди ночи просыпаюсь от холода, одеваю все, что взяла с собой в пешку, но согреться уже не могу и не могу заснуть.  Ранним утром пришла вторая часть народа, без Васи. Вася поехал чинить уазик. "Ну все, п...ц, теперь мы все здесь подохнем", сказал Маленький тюлень внутри меня.  Впервые упаковываю в корму дизеля вещи, они не влезают, приходится звать на помощь Биороботов. У Биороботов все влезает. Маленький тюлень в ужасе. В лодку садиться страшновато, да делать нечего, автоном, назад пути нет, сами напросились.

Поначалу река была спокойная, такая небольшая таежная речушка, весело бегущая по каменистому дну, отражающему солнечные лучи. Воды мало. По берегам темнозеленые высокие ели, бурелом, мох. Самое место для «типичных представителей тайги». Постепенно начинаются шиверы, в реке появляются большие камни розоватого цвета, небольшие сливы, и вот мы выходим к ключевому препятствию на Малой Сумульте - каскаду "Куртучак". Русло реки загромождается огромными булыжниками, и вода между ними падает с камня на камень. Мы тоже потихоньку падаем по очереди друг за другом. Воды мало, камней много, единственная опасность - побиться или застрять между камней. Оказывается, за некоторыми сливами есть бочки. И вот первые лодочки поплыли вверх дном. Получаю веслом по носу под водой, жду когда камни кончатся, встаю, заезжаю в улово, выхожу на струю, прыгаю сливчик, бочка, бочка не выпускает, паника, все уплыли ниже, держит хорошо, неужели отстрел, киль через корму, кажется промыло на этот раз, догоняю своих. У нас два отстрела, продолбалось Дениково весло. Препятствия становятся сложнее. Обносим через бурелом и тайгу вместе с девочками участок «Лестница». Вспоминаются слова Васи, что без лодки выходить отсюда две недели по тайге без еды. Но поскольку Васи нет, единственным источником информации в нашей группе становится Деник. Он тут уже был в прошлом году, и помнит все. Говорит, что после Куртучака будет каньон Щель, а все остальное не сложно. Тут же представляется  срань вроде Пригорка в Гранитном. Проходим каскад, несложные пороги, шиверы, река выполаживается, день клонится к вечеру. Встаем на стоянку на галечной отмели, ставим тенты и раскладываем спальники прямо на камнях у самой реки.
Вечер запомнился ароматным чаем из листьев черной смородины. И еще была халва, целый ящик,  ее Леша Лукин героически вез в лодке вместе с казаном. Место совершенно дикое. Речка весело бежит по камням, по берегам непроходимая темная тайга, время от времени накрапывает дождик. Мы здорово устали, но многие из нас первый раз вышли в автоном на каяках, первый раз шли в пешку, плавают и встают с вещами в корме и пока все получается, хоть и тяжело! Деник говорит, что каньон Щель мы оказывается уже прошли. Как же все это здорово, и как здорово пить горячий чай с халвой в сухих шмотках (!) у теплого костра в офигенно глухой тайге!

Ночью идет дождик, но вода не поднимается. Собираемся, грузим вещи в лодки и выходим на воду. Речка делится на рукава, начинаются тяжелые обносы многочисленных завалов из бревен по берегу, по крапиве и кустам. Завалы довольно высокие, груженая лодка очень плохо продирается через все это безобразие. Группы постепенно перемешиваются и растягиваются. Главное не отстать и не уйти не в ту протоку. С одной из украинских лодок происходит ЧП и мы все-таки отстаем. Протоки разъединяются и соединяются. Воды становиться больше и мы понимаем, что где-то соединились с Большой Сумультой. Почти у начала каскада Шумы догоняем остальную группу.

Начинаем вместе с девчонками обносить первую ступень каскада. Тропа по левому берегу уходит резко вверх и идет по краю обрыва, поросшего лесом. Проходим все это с гружеными лодками. Ребята помогают, где могут, но и они сами с лодками. В конце ложбинка, переходя через которую хорошо бы не уронить лодку в реку и не навернуться. Затем спуск лодок на морковках вниз. Пока ребята спускают лодки, смотрим сверху через листву, как народ проходит первую ступень.

Вторую ступень тоже заносим, т.к. очень высокий темп, ничего не понятно, как  идти, что делать. По отчетам эти Шумы - препятствие V – VI. Биороботы впереди в сливах исчезают с головой, и ну вообще не видно, что там дальше с ними происходит, и что там дальше вообще. Деник сообщает, что тут он в прошлом году пробил шлем. Понятно. Лодку за хвост и вот мы уже снова на берегу среди камней, веток и прочей дряни. Хочется сесть и заплакать, потому что лодка тяжелая, все уже устали и все заводятся. Осознаем свою ничтожность и понимаем, что мы не умеем ходить такие препятствия с воды и психологически не готовы к этому. Вытираем готовые скатиться слезы и продираемся с лодками через бурелом.

В третьей ступени («Затычка») нас ловит Костя Лубягин. Он появляется откуда-то снизу, с реки, и начинает убеждать нас идти. Показывает на скалы, говорит, что обнести все равно нельзя. Помогает мне донести лодку к воде, просматривает с нами ступень. Говорит, что мы с Женькой монстры и у нас все получится. Мы снова вытираем готовые скатиться от усталости и страха слезы, но все-таки ведемся на костяновы байки и его обаяние. Мы монстры и у нас все получается, я наматываюсь на камень кверху лодкой, Женька меня оттуда выбивает, и зажигает сама. Но все-таки так лучше, чем обносить!!!

Потом, когда  "уже все Шумы кончились и ровная вода" мы еще наприключались немного, я попала в бочку, перевернулась, поварилась, уже решила наконец-то отстрелиться и стала представлять, как по всей реке поплывут мои разноцветные вещи из кормы (черт!), и как на это отреагируют наши Биороботы (о, ужас!), и вспоминать, что у меня привязано, а что нет, но меня оттуда выбивает Серега Гребнев,  и я снова встаю! Дальше иду первой, «включаю голову» и больше не переворачиваюсь (!). Постепенно шиверы перестают напоминать пороги-убийцы, гребля-гребля-гребля, вечереет, гребля-гребля... и, наконец, перед нами открывается широкая, залитая солнцем Катунь! Это невероятно, но… Мы прошли Сумульту!!!  Мы – монстры!!!

 

Аня Тодорова

Еще про Сумульту можно почитать тут (с фотками)

 

Переезжаем на уазиках на нашу любимую стрелку с Урсулом и соединяемся с Васей и ребятами.  Они тоже времени даром не теряли,  чинили УАЗик, ездили на этнофестиваль и катали девочек по Урсулу. Нас встречают пивом и вкусной едой. Маша и девушки в обновках с этнофеста - разноцветных «индийских» шароварах. Вытаскиваем свои оставленные в лагере вещи и недоумеваем, зачем нам столько баулов? За ужином обе стороны наперебой делятся впечатлениями о прошедших трех днях. Биороботам на Сумульте «не дали конфетку» (с) и Вася предлагает им супер-торт. Парни готовы поделиться и вот уже формируется группа на Мажой. Мы же с утра собираемся на «Чую для девочек».

 

Луиза

 


Иринка

 

В ярких солнечных лучах наш караван с лодками на крышах, поднимая пыль, двигается в сторону Чуйского тракта, главной артерии этого горного края. Строительство тракта было начато в начале века на средства бийских купцов и продолжилось в 30-е годы силами заключенных. Продолжается это строительство и сейчас, потому что это единственная дорога, соединяющая Алтай с остальным миром.

 

 

 

«Чуя для девочек» прекрасна! Делимся на две группы, нас ведет Стас, и у него «цветник» - одни девочки-красавицы на разноцветных корабликах. Достаточно взглянуть на Машу Добржицкую и ее ослепительную улыбку, как все «тюлени» внутри нас жмурятся и уползают в свои норки. Но не мой. Мой вырос за два дня на Сумульте в «огромную тварь» (с) и только стальной взгляд Биороботов держал его в лодке. В каячек мы с ним вдвоем уже не помещаемся и к ужасу Стаса заплываем прямо на старте! Тюлень улыбается Маше, Стасу, хрюкает, ловится, сворачивается клубочком и смотрит пуськой. А над нами веселое солнце, освещающее коричневые воды Чуи, здоровые валы и буруны, зеленые склоны над рекой. Проходим Буревестник, Слаломный, легендарный Бегемот и еще что-то. Ни одна девочка не потерялась, все лодки и весла на месте, все отлично, все фан! Стас, Юра Шишкин и Костян творят чудеса, и мы снова монстры! Маша, Женька, Луиза, Лена, Аня, Таня, Люда, Юлька и ребята!

 

 

порог "Бегемот", р. Чуя

 

 

Юра Шишкин

 


Дима Борман


 

 


Костя Лубягин

 

В лагере нас с Женькой тоже встречает монстр с горящими глазами, торчащими во все стороны волосами и топорщащейся щетиной! Вот они срани!!! Судя по волосам и глазам, адреналина на Мажое наш герой хлебнул что надо, а верный Лукин вовремя оказался рядом! Тут же разливаем и пьем за Андрюху Сосонкина, срани, Алтай и Лукина! В общем, день удался и вечер тоже.

 

 

Леха Лукин

 

Андрей Сосонкин

 

Утром наши Биороботы снова мочат понравившийся им Мажой. Мы их ждем, готовим кашу (не очень удалась), едим ее и грузимся в уазики на Башкаус. По дороге некоторые решают выпить пива, чем очень пугают маленьких тюленей.

Уазики подъезжают на поляну на берегу Башкауса. Сверху видно начало каньона. Маша сообщает, что это ее самый любимый участок в «тройках», что там здорово и очень красиво. «А успеваешь заметить, что красиво?» – «Да!» - улыбается Маша.

 

 

Садимся в лодки и идем за Егором и Лехой. Солнце освещает берега и вход в узкий каньон, вода «возит», впереди неизвестность и как-то стремно. Идем все «с ходу», я переворачиваюсь в  «бульках», встаю и снова переворачиваюсь. В какой-то очередной белой горке, где много «булек» перелетаю через корму мимо Лукина, встаю, чалюсь за поворотом и через минуту встречаю настоящий Парад тюленей! Белая горка оказалась порогом «Камень преткновения» с котлом-убийцей. Мой тюлень офигевает от такого расклада, парад - и без него! Но Леша с Егором быстро растаскивают  Тюлений парад по берегам, все собирают, всех рассаживают, и мы идем дальше. Каньон не сложный и постепенно страх уступает место позитиву, мы действительно начинаем замечать окружающую нас красоту. Скалистые берега, поросшие еловым лесом, какие-то цветы,  прозрачная-прозрачная вода под разноцветными лодочками, солнечные лучи в брызгах, все прощающие «бульки», а наверху голубое небо и щедрое алтайское солнце!

 

 

 

Деник

 

 

Вася Порсев и Леха - наш водитель.

 

Аня Тодорова

 

Маша Добржицкая

 


Вася Кузнецов

 


 

Встаем лагерем на берегу ниже каньона. Вечером купаемся в Башкаусе, смотрим на необыкновенный закат, фоткаемся на его фоне кто во что горазд всеми фатоаппаратами. В лагере движуха и интрига - Егор предложил перемешать группы, чтобы все перезнакомились и смогли посплавляться с разными инструкторами. «Животные» тянут бумажки из шапки, Серега Гребнев, Андрюха Сосонкин и я попадаем к знакомым уже «алтайцам» - Косте Лубягину и Юре Шишкину. На следующий день еще раз проходим Саратанский каньон новыми группами. Котел-убийца побежден всеми -  никаких тюлених парадов! Соглашаемся с Машей, что это одно из лучших мест в «тройках»…

 

 

 

 

 

 

 

Обед, сборы, и вот мы снова в пути… снова караван уазиков с разноцветными лодочками поднимает пыль дорог Алтая - мы едем на Чулышман… Наш путь лежит в сторону от оживленного Чуйсткого тракта в заповедный край алтайского среднегорья. Медленно поднимается дорога вверх,  на Улаганское плато через тайгу, мимо прозрачных голубых озер, лежащих внизу, медленно работает мотор уазика, рычит, преодолевая подъем по пыльной грунтовой дороге. И вот, наконец, мы забираемся на самый верх перевала… и просто дух захватывает, потому что ничего подобного многие из нас еще не видели…

 

Лена Янковская

 

Перед нами раскрывается простор горной долины. Ущелье как бы расступается, и мы видим пустынные серые горы, немые и величественные, без единого деревца, а далеко внизу, течет Чулышман. И только вдоль него, тоненькой зеленой ниточкой видна жизнь, такая хрупкая в этом немом безмолвии… Азия, пустынная, каменистая, совершенно незнакомая, открывается перед нами…
Нам предстоит спуск вниз, в долину, по легендарному перевалу Кату-Ярык. В переводе с тюркского – это твердая трещина в горе, ущелье, теснина. Но есть и другой перевод, связанный с местной легендой – «страшное место». Один охотник нарушил когда-то заклинание, за что духи, живущие в ущелье, наказали его…

 

перевал Кату-Ярык, вид долину р. Чулышман

 

«Страшное место» представляет собой 3,5-километровый зигзаг из 9 петель, вырубленный в 70? склоне горы, с перепадом высоты в 800 м., «одноколейка» над пропастью, разъехаться со встречными машинами можно только на поворотах, где есть небольшие карманы. Это и есть ворота в долину Чулышмана,  единственная дорога, соединяющей ее с большой землей. Перевал полностью рукотворный и, как гласит табличка, был построен в конце 80-х годов тремя бульдозеристами совхоза «Советский Алтай». До этого в прежде недоступный, а потому сохранивший нетронутую природу район Алтая, можно было проникнуть  только конными тропами. Долина Чулышмана - исконные земли теленгитов, одного из наиболее воинственных алтайских племен. Их потомки, сохранившие суровые черты своих предков, живут в долине и сегодня…

Насмотревшись на ущелье, пораженные топаем пешком по пыльному перевалу вниз три с половиной километра, уазики с лодками осторожно пыхтят и рычат на тормозах, спускаясь по зигзагу-«одноколейке»… В нашем уазике нет одной форточки -  встреча с суровым потомком сурового племени…

Ставим лагерь внизу на берегу реки. В ущелье носится сухой ветер, гнет сухую траву, треплет тенты. Деревья растут только вдоль реки. Получше забиваем колышки у палаток. Вечером видно по свету фар - кто-то рискует спускаться по страшному перевалу в темноте. Над безмолвной горной пустыней высыпают звезды…

 

 

«Ты что, собралась прыгать? ТАМ ЖЕ Д-Е-С-Я-ТЬ МЕТРОВ!!!». Утро. Мы собираемся на водопад Куркуре. Кто-то прыгать, а кто-то смотреть. Нужно переплыть на другой берег Чулышмана, пройти вверх по течению и… и залезть с лодкой вдоль его правого притока Куркуре наверх к месту старта в приличную гору. Переходим Куркуре вброд по камням, держась за веревку и помогая друг другу. Забираемся вверх на обрыв, с которого виден заход и срез десятки. «Заход» представляет собой ряд сливов, бочек и пятиметровый водопад! Ребята прыгают по двое. Аккуратно проходят «заход» и исчезают за срезом «десятки». Оттуда слышны радостные вопли офигевших счастливчиков! Украинские девушки, Ира и Лена, вдохновленные примером Алены Буслаевой, решают прыгать. Иринкин 65 «дизелек» показывает, на что способна эта лодочка в маленьких бочках и Иринка в тот день была чемпион по стойкости и хождению с лодкой и без лодки по горам. Лена отлично прошла заход и прыгнула первый в своей жизни 10 метровый водопад! Отжиги продолжаются, началось прохождение водопада лодками и даже самосплавом.

 

 

 

Толик


Стас Клинюк и Костя Лубягин

 

 

Вася Порсев

 

 

Егор Воскобойников

 

Лена Янковская

 

 

Видео про этот прыжок можно посмотреть тут.

 

 


Народ заносит лодки и прыгает по второму, а кто-то и по третьему разу. Чувствуется, что уже за полдень. Начинаем собираться в лагерь, снова переходим Куркуре, снова по пояс в воде, снова мокрые и скользкие босоножки, лезем на обрыв, по которому идет тропа. Из-под ног ссыпаются камешки, хватаемся за корни и колючки. Хорошо, что мы хоть без лодок! Нас обгоняет Лукин, он тоже забирается на сыпучий обрыв с лодкой. Сверху Андрюха и Серега Гребнев кричат ему, чтобы он все это прекратил, и  помогают поднять тяжелый «дизель». От них узнаем, что внизу что-то случилось, что Леха сильно ударился об весло, прыгая второй раз десятку.

 

 

Леха Лукин

 

 

Преодолев спуск по каменистой тропинке, идем к Чулышману и плывем в лагерь на оставленных лодках. Не смотря на то, что мы не прыгали водопад, здорово устали, видимо поднакопилось уже за все дни. Вечером чувствую себя совсем разбитой.


Утро встречает нас серыми облаками, затянувшими небо, время от времени накрапывает дождь, продолжавшийся ночью. Завтракаем, собираем вещи. Сегодня сплав по нижнему Чулышману: Туданский каскад и Итыкайские шиверы. До начала каскада едем вниз на уазиках, переодеваемся на поляне, делимся на свои группы. Ванька с Деником (!) решают не сплавляться в этот день,  и девченки тоже, Катя и Лена, т.к. они сильно устали и нет сил. Маша тоже не плывет (!). Леха Лукин тоже. Можно было бы остаться, но это последний сплавной день в «тройках».

 

 

Аня Тодорова

 


 

Подходим к первому порогу, воды мало, чалимся, выходим на просмотр. В реке огромные обломки черных скал, между ними два слива, справа под скальным обломком сифон, заваленный бревнами, ниже второго слива начинается шивера с камнями. Хмурое небо, черные скалы, голые серые горы, заход, первый слив, киль, встаю, захожу в улово,  неуверенно объезжаю сифон, прыгаю во второй слив, снова киль, на этот раз через корму, встаю, понимаю, что иду кормой вниз, не успеваю развернуть лодку и попадаю в срань. Какая-то сила швыряет меня под воду и начинает трясти и дергать во все стороны. Бочка! Делаю попытку встать, чувствую, что рука над водой и я не вниз головой, через пену видно свет, но дышать нечем, меня снова резко швыряет вниз и ударяет каской и руками об камни, снова дергает в разные стороны. Вот ужас, мне же нипочем не выбраться отсюда с лодкой! Делаю еще одну попытку, получаю новый удар обо что-то, хватаю ручку юбки, отталкиваюсь дальше от дизеля, белая пена, воздух, синий каяк «Zet»!!! «Егор! (Почему он здесь, он же в другой группе?) Но он тут, он меня точно вытащит!»

 

 

 

 

Алена Буслаева

 

 

«Держись!» - хватаюсь за корму одной рукой - «Весло!!! Выкини на х.. весло!!!» - отпускаю на х.. любимое весло, хватаюсь крепче за «Zet» - «Да ты же чуть не утонула!!!» - выбираюсь на берег, едва успеваю сказать «спасибо», поворачиваю голову и вижу Костяна с Андрюхой на корме, они пролетают мимо улова, но Костян гребет как потерпевший и им в последний момент удается не продолбаться. Ребята поймали мой дизель и, к моей радости, любимое старенькое весло. Поднимаю глаза – наверху, на дороге стоит уазик. Может сойти…

Садимся в лодки, проезжаем метров десять, и я снова ложусь и не могу встать! Первая попытка, вторая, третья, (я вставала весь тур, почему сейчас не могу?) безнадежно тяну голову, снова влетаю во что-то, снова меня начинает дергать под водой в разные стороны и вот уже корма Юры Шишкина. Вылезаю на берег с твердым решением сойти. Я устала и не управляю лодкой, и, что еще хуже, не встаю. Поднимаю глаза – спасительного уазика нет! «Ну все, лапуля, сама понимаешь….»  говорит Тюлень.

 

 

…И пришлось нам в тот день с Тюленем добираться до лагеря «своим ходом». Что-то мы идем по воде, что-то вдоль берега прыгая с одного черного обломка скалы на другой. Костя Лубягин решается перегнать «дизелек», заходит в порог, переворачивается и встает только благодаря своей безбашенности, потому что весло у меня другого разворота, лодка «для котенка» ему мала и коленки не влезли! Перед следующим порогом Костян все-таки решает не убираться и отправляет меня с лодкой на дорогу.

Я вытягиваю за веревочку «дизель» наверх, по кустам и камням и мы выходим в долину Чулышмана. То, что мы видели сверху, с перевала, теперь раскрывается передо мной здесь, внизу. Долина реки абсолютно ровная, без единого деревца, сухая трава подрагивает от ветра. Справа и слева стоят высокие молчаливые хребты, уходящие вверх, к серому небу.  Реки не видно, она течет где-то внизу. И никого… я одна! Я одна с лодочкой иду по этой горной пустыне, и сама древняя Азия смотрит на меня  каменными глазами… «…смотрят горы сквозь синий вереск… заклиная наперебой…» слова вспоминаются и удивительно подходят «… я каменею, почти поверив  в их могущество над тобой.  Я немею, поверив словно в риск на каменном краю, в их ледяную немногословность, так похожую на твою…»

Это было что-то непередаваемое, разрывающее привычное сознание, казалось, эту пустыню населяют только невидимые духи Алтая… уж если и суждено им где-то жить, то именно здесь, в долине Чулышмана…

Наконец я вижу внизу Костяна, он машет руками, пороги заканчиваются, и мы плывем до лагеря по шиверам, которые становятся все проще и постепенно суровая река делается совсем ровной и спокойной. Ставим палатки на территории турбазы. Едим вкусные горячие лепешки и офигенную шурпу из свежего мяса, приготовленную Юрой Шишкиным. Смотрим в бинокль на достопримечательность «Каменные Грибы». Тоже с Шишкиным. Делаем общие фотографии нашей банды «троечников». Егор снова массовик-затейник и мы играем у костра в загадай-кого-нибудь-знаменитого-и-напиши-на бумажке. В результате оказывается, что целые пласты поп-, рок-, кино- и порно- культуры прошли мимо многих участников игры.

 

 

На следующий день наша команда разделяется. Кто-то уезжает на Телецкое озеро, чтобы уже оттуда ехать в Новосибирск, кто-то остается в лагере, а большая часть идет в радиальный выход смотреть водопад Учар на реке Чульча. Желающие могут сплавиться по реке.

Дорога на водопад оказывается приключением на целый день. Одна из версий перевода названия «Учар» - «неприступный». От долины Чулышмана к водопаду ведет узкая горная тропа в пятидесяти – ста метрах выше уровня реки. Тропа пересекает осыпи и бурные ручьи, стекающие с гор в Чульчу, в одном месте переходим по веревке скальный прижим над обрывом.
Но все трудности пути с лихвой окупаются захватывающим зрелищем и ощущением энергии необузданной стихии воды, с грохотом падающей с высоты двухсот метров через огромные обломки скал…

На обратном  пути пошел дождь, дорога стала мокрая, обувь тоже, это добавило прелести в треккинг. Мы с Юлькой заблудились и потеряли тропинку. Ребята пошли реку. Что-то занесли, но в целом удачно, хотя сверху смотрится просто «унитазом в ад» (с).  У Димона Степанова где-то смыло каску и ему пришлось обратно выбираться по тропе с лодкой.

Мы хорошо посидели у костра с ребятами в последний вечер, переночевали на поляне, и наутро тронулись на «Хайсе» в Новосибирск.

 

 

 

 

Снова перевал Кату-Ярык, поднимаемся вверх, уазики пыхтят и затягивают друг друга, Деникова лодка пытается улететь в пропасть, еще раз смотрим с перевала в долину Чулышмана, фотографируемся. Спускаемся по Улаганскому плато, проезжаем знаменитые Пазырыкские курганы, наш путь лежит через пос. Акташ в сторону Чуйсткого тракта. В Акташе Костян загоняет «Хайс» в шиномонтаж на окраине поселка, а мы от нечего делать заходим в сувенирную лавку, не ожидая увидеть там ничего интересного. В лавке разные глиняниые фигурки, войлочные шапки, магнитики. Времени у нас полно, «Хайс» чинится не быстро. А сколько это стоит… а это… да, симпатичный… а почему так дорого… а что это у вас за рыба такая смешная?

И тут происходит просто невероятное, глиняная рыба-свистулька – копия украшения седла из погребения одного из Пазырыкских курганов и сделана местной художницей. Девушка за прилавком сельского ларечка на окраине поселка рассказывает нам, что седло и многие подлинники из этого знаменитого захоронения находятся в Государственном Эрмитаже. Курганы датируются VII – II веками до нашей эры и относятся к скифо-сибирской культуре. Благодаря образовавшейся еще в древности в камерах вечной мерзлоте в этих курганах сохранились уникальные вещи из органических материалов – деревянные колесницы, одежда, посуда, ковры… и мне вспоминается полутемный зал Эрмитажа, где когда-то я все это видела, вспоминаются каменные курганы около Улагана, и, конечно, загадочная рыба уезжает со мной в Москву, на память об Алтае… разумеется вместе с дешевыми магнитиками с «Каменными грибами»…

 

 

И вот стрелка Чуи и Катуни… Мы смотрим на горы, на бирюзовую Катунь, несущую свои воды в Ледовитый океан, и совершенно невероятно, что всего две недели назад, мы стояли на ее берегу, держа в одной руке разноцветные кораблики, наши приключения только начинались, и нас ждали Катунь, Урсул, Сумульта, Башкаус, Чулышман!

Впереди были сотни километров до Новосибирска, аэропорт, большой столичный город, но стоя на Стрелке, мы поняли, что за эти две недели успели оставить на Алтае часть своей души, и так хотелось не уезжать, успеть набрать с собой в мегаполис как можно больше лучей алтайского солнца…

 

Где они могут быть, -

Священные знаки?

Сегодня мы их, пожалуй,

Уже не найдем,

Но завтра будет светло,

Я знаю: мы их увидим…


 

Тодорова Аня,

сентябрь 2011

Автор: Аня Тодорова

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Король Азии
Dollarfest