БОЛЬШОЙ ЖИГОЛАН 2007

18 июня 2007, 18:59

 

– спортсмены?
– да, спортсмены.
– проиграли?
– нет, выиграли.
– а какой вид спорта?
– не знаю… на лодках.
– значит, гребцы.

Стою, значит, работаю работу. Звонок. "Дружище, ты нам нужен. Надо съездить прыгнуть наши уральские водопады. Завтра в восемь утра из Е отправляется автобус. Приезжай". Бросаю работу, еду домой, собираю вещи, мчусь за билетом. Еду на работу за лодкой, по пути придумываю, как её довезти до вокзала. А там сборище в разгаре. Актив местных туристов разрабатывает планы по освоению в августе Чулышмана. И сдает деньги на билеты. Ага! вот кто доставит меня на вокзал.
– А почему без чехла? Байдарки должны быть в чехле? – голосит проводница мне вслед, когда я затаскиваю свой яркий оранжевый каяк длиной 245см в проход. Впрочем, кроме меня у неё и так «забот, полон рот». Полвагона едет на вахту на север. Половина из них уже не стоит на ногах. Другие ищут свои фамилии в какой-то бумажке, заменяющей всем им билет. Находят не все.

Выходя из вагона, протягиваю лодку в тянущиеся к ней руки Васи Порсева. В метро опускаем лишний жетончик, и вот перед нами офис ЗАО "Уралнефтегаз" и автобус ПАЗик. Через пару часов все собрались и упаковались. Отправляемся.
Первая остановка через двести метров. Супермаркет. Три тележки оказалось мало, пришлось взять четвертую. Затарились. Едем. Рассказы Васи и Кати о поездке в Европу периодически перебиваются экскурсами в историю появляющихся то справа, то слева исторических и природных памятников.

Дорога становится уже, качество дорожного полотна ухудшается, урбанистическая составляющая пейзажа размывается. Местами в лесу лежит снег. Растаять еще не успел. Листочки на березах только-только вылезают из почек. Дорогу перебегает лиса. Всеобщее ликование её видевших, и досада неуспевших. Вот тетерев (наверно?) долго летит прямо перед автобусом, уводя нас от своего гнезда. Вспугнули зайца. Он долго бежал вдоль дороги, жирный такой, несмотря на весну. Создается ощущение, что мы принимаем участие африканскомсафари. "Сейчас из-за поворота выйдет жираф" – говорит экскурсовод. Но конечно никаких жирафов на Урале не водится. А мы не в сафари. За окном ноль градусов, и панорама Главного Уральского Хребта. Вот появляется столб со стрелками-указателями: «Европа–Азия» и «Пермская область–Свердловская область». Постановка, улыбка, щелчок затвора на память. Переключить наше внимание с эстетического созерцания местного ландшафта сможет, наверное, только одно – оголодавший за долгую зиму, облезший, отлежавший в спячке ногу медведь.
Через дорогу медленно хромает Михаило Потапыч. Всеобщая взбудораженность. Нервные попытки включить камеры и фотоаппараты переходят в переосмысление случившегося и глубокую задумчивость. Все понимают, что им как минимум один раз нужно будет отойти в лес, по-большому.
Спад эмоций. Возобновление эстетического созерцания…(далее по тексту).

Двенадцатичасовой межгалактический перелет телепортировал нас к мосту через Жиголан. Мост разрушен неведомыми силами. Железные трубы диаметром 1400 мм снесены на пятнадцать метров вниз по течению. На выезде из реки, если пробовать в брод, натянут толстенный трос. Воды мало. Меньше чем было в первый раз. Напомню, что прошлую, неудачную (в спортивном плане), экспедицию, освещал журнал "Вертикальный мир" под номером 25-26 от 2001года.
Собираем плавник для костра, ставим палатки. Северные белые ночи позволяют проделать все это очень комфортно. О том, что сейчас уже два часа ночи могут догадаться только те, кто еще не выключил свой телефон. Или по, непонятно откуда взявшимся, сонливости и зевоте. Пошел снег. Добротная такая зимняя метель. Почему-то кажется, что это надолго. Идем спать. Кто в палатку, кто в автобус. Медведя боятся. Точнее у них пенки нет, да и на сидениях ПАЗика мягче. Утро встретило нас ярким светом. Это хорошо, радует. Свет отражается от снежного покрова, устелившего плотным слоем всю землю. Это неправильно. А чего удивляться, не май месяц на дворе. Как никак уже третье июня.

Позавтракали и выдвинулись. Рюкзак шмоток, две лодки, три камеры, четыре фотоаппарата. Тропа под снегом, идем наобум. Справа растекся на три метра вширь и пятнадцатиметровой стеной плачет Жиголан. А теперь он тонкой струей с десяти метров бьется в острые камни. В общем, каякинга здесь ноль, зато раздолье для художников. Донесли лодки – только разогрелись. Молодая кровь несет тела дальше и выше. Выше зоны леса. На каменные горы, на снежные склоны, на свободу. Но тут, блин, холодно, ветер сдувает. Быстренько откладываем себе в память прекрасную панораму ГУХа, и вниз к реке. Перед нами водопад. Чашка №1 размером 1,5х3м и стенками 1м и Чашка №2 размером 3х4м и стенками 6 метров соединяются струей воды шириной 80-90см посредством падения оной на 5 метров по вертикали. Перед прыжком есть место только для одного-двух гребков, не больше. Возникает неуверенность в успехе. К тому же, через полметра после перегиба подводный камень образует небольшую ступеньку. Именно там шесть лет назад запинился Сэм. Но сейчас другие времена, другие лодки, совсем другой опыт. Смотрим на сие творение природы с оптимизмом.
Большой Жиголан – это река на Северном Урале с расходом 3-4 м3/сек (в начале июня). Её исток – хребет Кваркуш – находится на территории Пермского края и служит излюбленным местом для вылазок за город всякого рода турья. Пешего и лыжного. Именно из их отчетов (так вот зачем они нужны!) воднолюди узнали о Жиголане. Сергей Фунтусов примерил это место на каяки и понял, что они совместимы. В 2001г была предпринята попытка осуществить это на практике. Она не увенчалась успехом, но идея не исчезла бесследно, и постоянно бродила в сознании Сергея. За что огромная ему благодарность, а также ЗАО "Уралнефтегаз" - организатору этого замечательного путешествия.
Пьем чай, смотрим на водопад, одеваемся, смотрим на водопад, подносим лодки, смотрим на водопад, садимся в лодки, смотрим на водопад, за корму меня опускают в чашку. Хочется посмотреть на водопад, но его не видно. Хоп-хоп-хоп-прыг-бум – всё, водопад пройден. Теперь Вася: хоп-бам-бах-тук-встал. Полет совершился почему-то носом вниз и в дно. Может, только один взмах веслом не позволил ему сделать это лучше. Риторический вопрос.
По морковке выбираемся наверх. Рассказы очевидцам, интервью объективам, эмоции, обнос следующих водопадов, и пять минут крутопадающего почти безводного (вспоминается прошлогодний Беляндкиик) камнежопинга до лагеря. Греюсь у костра, ем шашлык, собираю свои трусики-маечки. Метель продолжается. Японское рисовое пиво в железном бочоночке получает высший балл общественного одобрения. Сереге зачот.

Шмотки-лодки в автобусе, мы там же. Инферно-экспресс взял обратный курс. Разговоры о большом и вечном разбавляются каякингом. И толстяком из пятилитровой канистры. У всех фотоаппараты наготове. Но не судьба. Шанс только один. И он был (Автобус )вчера. Спать в автобусе – отдельное удовольствие. Ноги внизу, ноги согнуты в коленях, ноги упираются в стенку (сумку, лодку, нужное подчеркнуть)… Просыпаюсь с чувством невозможности спать дальше. И через десять минут просыпаюсь снова. Холодно. Не спасает даже два спальника и три кофты. Сквозь сон слышу диалог водителя с инспектором ДПС. Понимаю, что именно он будет эпилогом моего очередного произведения. Черт! раз есть эпилог - значит и остальное писать придется. Чёрт!!! Жарко. Но футболку снимать не буду. Катя спит головой вниз, потому и съезжает все время мне в бок. Еще она спит на кокпите лодки. По моим представлениям так вообще спать невозможно, в принципе. Однако.(катя9)

Путешествие окончено, корпоративный отдых ЗАО «Уралнефтегаз» с аттракционами и приглашенными артистами прошел удачно. Радуюсь наступившему наконец-то лету и натягиваю шапку посильнее, снег все еще идет.
Посадили на поезд в Новосиб Катю. В этот же вагон посадили две лодки, три огромных драйбега, и семь весел. Но влезло не все. Триста рублей поехало в купе проводника. «Долгие проводы – лишние слезы» – сказал Василий через пять минут уже около моего вагона. И ушел. А снег закончился только в Перми

 

Автор: Антоха

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Dollarfest
Король Азии