Паводок. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СПАСРАБОТЫ

8 октября 2007, 19:06

1 августа, в райцентре Улаган, Порсев написал в милиции заявление о том, что на Башкаусе пропал Андрей, и в тот же день подал по телефону аналогичное заявление в МЧС города Горноалтайск. Дежурный задал несколько стандартных вопросов:
- Группа застрахована?
- Нет.
- Какие действия вы лично собираетесь предпринять?
- Ждем несколько дней, если он не объявится, отправимся по реке до места пропажи и начнем поиски самостоятельно.
Описали район поиска, на том и закончился разговор…
Приехав на капитанскую бочку, узнали, что спас отряд уже отправился в зону поиска. С расчетом добраться туда пешком, снизу, от стрелки с Чебдаром. Решено было дождаться результатов. А пока провести Родео Фестиваль Captain Hole 2007. Вечером, 6 августа, был получен ответ от спасателей: "никаких следов присутствия Андрея не обнаружено ". Через два дня, мы смогли выехать на поиски и 9, после обеда, начали сплав, добравшись, к вечеру, до первой стоянки перед Тусколом. 
Ниже приводится хроника событий этого поиска, а так же эмоции и личные ощущения, оставленные в наших сердцах этой работой…

* * *


Нас было восемь. Томас, Перта, Митяй, Вася, Антонио, Сэм, Андрюкса и Юрик (то есть Я). Нижний Башкаус. Прекрасная погода, вода не высокая, даже рыбка ловилась, казалось бы, самое время радоваться жизни, но мы едем искать нашего товарища, найти которого живым осталось уже очень мало шансов. Задача наша проста, дойти до места последней связи, разбиться на группы и начать поиск на местности. Сегодня мы должны дойти до порога "Троглодит", где Андрей оставил группу. Это было не трудно. Вотбесконечная череда порогов закончена, и мы на месте. Все вроде бы просто…


Маленькая вертушка кружила над каньоном, то, спускаясь вниз, почти касаясь береговых скал, и заливая все ущелье ровной трескотней двигателя, то, поднимаясь высоко над плато, она заходила на ущелье снова и снова. Люди стояли внизу, на маленькой береговой полке и, запрокинув головы, смотрели на машину, пытаясь угадать, над каким местом она кружит, и что сейчас видят люди из кабины.
- Уже в десятый раз заходит!? Может че передать хотят? – сказал Юрик.
- Связи нет, - Митяй пытался настроить рацию на волну пилотов.
- Смотри! Совсем над водой стелется! – крикнул Вася – Может записку бросят?
Вертушка тем временем, буквально кралась по каньону, в каких-нибудь 20 метрах над белой пеной порогов. Затем зависла на минуту, прямо перед людьми, из нее, в береговые камни, вылетела полтарашка из под минералки, машина, набирая скорость, прошла над людьми и скрылась за поворотом ущелья.
Кто-то уже бежал с полторашкой в руке обратно к группе.
- Вот! Записка!!!
Все окружили, его. 
- Ждите на этом месте. Он ниже вас в кулуаре, вверху.
Перечитали несколько раз.
- Почему ждать? Кого? Может он жив! Надо идти!
- Сейчас уже поздно, через час стемнеет. Пойдем утром. Если он десять дней продержался, то и одна ночь ничего не решит.
Спорили оживленно, пока кто-то не перевернул записку…
- Не сплавляйтесь, он лежит ниже вас. 
Все сразу смолкли, несколько секунд стояли молча, не глядя друг на друга. Ощущение было такое, словно порвалась давно натянутая струна, и говорить теперь было не о чем…

Ну а дальше начались просто монотонные поиски. Целый день, 10 числа, не дал никаких результатов, в лагерь вернулись как раз перед сумерками, уставшие до смерти и изодранные колючками. Едва хватило сил искупаться и сварить крупы… Мы прочесали весь берег, на высоте около 100 метров, нашли всего два неглубоких оврага, но в них ничего не было. Видимость в плотных зарослях кустарника, была ни к черту не годной, в двух шагах друг друга не видать. Назавтра решили перечалиться ниже, за Кызылгах, который вливается в основное ущелье узким каньоном с отвесными стенками. Странно, что Андрей потерялся ниже этого притока, поскольку на всем участке, именно переправа через Кызылгах, была единственным серьезным препятствием, и спуск в его каньон было найти не просто! От этого ручья и до "Семейного", на берегу, была огромная плоская полка, густо поросшая лесом, передвижение по которой не было опасным, и вообще не могло вызвать серьезных затруднений. 


На следующий день, мы сменили тактику поиска, вели осмотр со склона противоположного берега, двумя группами по два человека, остальные были в лагере, на берегу. Постоянно получая наши сводки по рации, они имели возможность проверять на берегу не просматриваемые места, или прочие подозрительные объекты. Постепенно поднимаясь по стене ущелья, мы, в свою очередь, имели возможность осматривать весь противоположный склон. Видимость была отличная, но ничего похожего на тело не было обнаружено. Было известно, что Андрей одел перед уходом красную куртку, такой предмет можно заметить на склоне за несколько км, но его не было! Мы проверяли все возможные варианты. Возможно, ему стало жарко на подъеме, и он снял куртку, тогда надо ориентироваться на другие цвета, но вокруг, на сколько хватало глаз, были лишь зеленые и серые цвета. Проверили даже единственную кучу листьев на склоне, снесенных дождевой водой в небольшую промоину, и отдаленно напоминающую человеческое тело. 


Никаких кулуаров, кроме двух, которые осмотрели вчера, так же не было обнаружено. Лишь высоко вверху, там, где стена ущелья круто обрывалась с плато гигантской осыпью, вся местность была изрезана морщинами распадков. Видны были следы свежих камнепадов, иногда слышался звук падающих камней, и было ясно с первого взгляда, что рельеф там крайне не стабилен. Однако, пытаясь рассуждать логически, мы сразу откинули мысль о том, что Андрей мог подняться так высоко. Ну зачем ему было туда лезть? Ведь была договоренность, что встреча с группой у порога "Семейный", порог здесь внизу, а вовсе не на плато. Выйти с реки пешком, без карты местности, еды, даже спичек (несколькими днями раньше, он бросил курить и не носил с собой зажигалки) он то же навряд ли бы решился.
Квадрат поиска четко ограничен. Вот он, прямо перед нами. Серые осыпи просматриваются как на ладони. Странно, что тело лежит где-то здесь перед нами, но мы его не видим. Река шумела в глубоком каньоне, и из этого шума не сразу можно было выделить стрекот вертолета.
- Послушай Юрик, кажется вертушка заходит.
Мы работали в паре с Андрюксой и теперь замерли, напряженно вслушиваясь в шум воды. 
- Да. Похоже на "восьмерку".
Действительно, вскоре из-за поворота каньона появился вертолет. Он долго кружил над ущельем, заходя с каждым кругом все выше и выше. Мы пытались угадать по его полету, где же лежит тело, но все было напрасно и вскоре мы вернулись в лагерь. 
Продукты у нас к этому времени практически закончились, осталась всякая крупа. Но вокруг было полно грибов и ягод, так что прожить в этих горах можно было довольно долго. Однако, именно отсутствие результата убивало желание, что-либо делать. К этому времени трое человек здорово разболелись. Все ужасно кашляли, особенно страдал Томас. Мы пытались шутить над этим неизвестным вирусом, а поскольку у нас было два тента, то один поставили отдельно и прозвали его лепрозорием, но это слабо помогало, и настроение у всех было довольно паршивое. В основном одолевали мысли о том, че же делать с телом, если мы все-таки его найдем. Нужно ли его вывозить самостоятельно, или подготовить его к эвакуации, нанести отметку на карту и выходить в цивилизацию. С трудом пришли к общему мнению, решив все же не транспортировать его. Но все это было делом вторым, а пока надо было искать, искать, искать…
Неожиданно вечером ожила рация!
- Прием! Кто слышит, ответьте, - на связь вышел Леха Братцев, неизвестно откуда здесь взявшийся.
- Что с Андреем??? – связь была отличная, слышно было по голосу, как он волнуется. 
Значит, они то же не нашли!? А он, все еще, надеется на лучшее… Дальше он сообщил, что искать нужно в распадке Кызылгаха, на правом берегу в 200 метрах от воды. Казалось бы, все ясно, и с утра мы выходим на указанное место. Однако информация оказалась ошибочной. Мы поднялись по правому берегу ручья уже довольно высоко, когда из переговоров верхней группы по рации поняли, что они имеют отметку на карте GPS и в данный момент спускаются к ней, в 1км ниже впадения Кызылгаха, высоко от берега.
Вернулись обратно в лагерь и слушали, как идет работа наверху. 
- Начали спуск, видим прямо под нами лагерь водников, - передавал кто-то из спасателей.
- Андрея видите? – спрашивал Братцев, взволнованным голосом.
- Тело пока не видим, - отвечали ему - но запах идет конкретный…
- Понял вас – его голос как-то странно изменился, сел и стал хриплым. Меня тогда накрывало какое-то странное чувство, как будто я во всем виноват, хоть я и понимал что это не так, но все же было, как-то неловко смеяться над шутками друзей. Я даже во сне его видел часто хоть и не были мы близкими друзьями, да и не я один, он многим тогда снился… 
Мы вышли из леса на берег и, запрокинув головы, стали смотреть на стену, пытаясь разглядеть людей. Смотрели долго. Затем кто-то сказал, монотонным голосом, как диктор радио:
- Я их вижу. Вон там чуть левее, кто-то в красном, - и указал направление рукой. 
Высоко, высоко, почти под облаками, чуть ниже серой границы расколовшей небо, копошилась маленькая красная точка. 
- Ну, в общем, нашли, - выдохнула рация - сейчас дерево срубим, и будем поднимать. 
Нам дали указание ждать до утра, на случай, если спасатели не управятся до вечера и спустятся ночевать к нам в лагерь. Но, глядя на маленькие точки высоко над нами, едва ли можно было предположить, что они спустятся ночевать вниз к реке. Стена была просто огромна, мы не обращали на нее внимания, а когда присмотрелись к этой громадине повнимательнее, то сперва просто не верили в то, что он смог на нее подняться. Что же заставило человека полезть туда? Ведь внизу, вдоль реки, шла удобная, ровная полка. Думаю, он хотел уйти от реки как можно дальше, одна мысль о том, что придется сплавляться, по Башкаусу в паводок вселяла в него ужас. Он поднимался по осыпным склонам, которые становились все круче, постепенно закрывая собой все большую часть стены и ему казалось, что вот еще немного и он выйдет на плато и пойдет по нему вдоль реки, будет удобно, и он легко доберется куда захочет. Так думал маленький человечек, букашка среди гор, улитка на склоне… Позднее Братцев рассказывал, что падал он много, более сотни метров,наверное и камни падали вместе с ним, потому что досталось ему здорово, тело было сильно изуродовано… И камера была, в мягком кофре, с ним всегда была камера, так вот камера тоже сильно пострадала, едва удалось достать из нее кассету...
Утром 12 августа, мы не смогли связаться со спасотрядом, и решили, что они уже поднялись на плато. Нам здесь больше было нечего делать. В тот же день мы были на стрелке с Чебдаром, где нас ждал Скляр.

Юрий Шишкин

Автор: Юра Шишкин

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Dollarfest
Король Азии