Eating, Drinking, shiting, kayaking.

26 июля 2007, 19:02

Мы никогда не были в Европе. Вася совсем не был. А я была один раз, но давно и с другой целью – по музеям ходила. Я в смысле не плавала там никогда и речек европейских не видела. От Сибири это очень далеко, и если для москалей и питерцев в Европу съездить обычное дело, для нас это было капец какое событие.

ВИЗА.


Толстая немка из посольства: 
С какой целью едите в Германию?
Мужчина в кедах со свежим фингалом под глазом:
Кататься на лодках, вот смотрите (достаёт DVD с каякером на обложке)
Толстая немка из посольства: 
Вы хотите мне это продать?
Мужчина
Ну, если хотите, продам…

 

Прилетели в Мюнхен втроём, нас встретили Бени с Томасом.

Томик.
Томас Марниц. Живёт в Риге. Раньше профессионально играл в волейбол, а теперь катается на лодке. Зимой работал шофёром. Прошлое лето провёл с нами на Алтае. Молод, весел и хорош собой, особенно когда выпьет.

 

Бени.Бенджамин Сибергер, 29 лет. На лодке катается с детства. Учится в университете по специальности лесник. Говорит, что учёба для него важнее каякинга. Каждое утро в нашем путешествии Бени читал учебник с ёлками на обложке. Живет в доме с подругой Симоной, пока мы катались по речкам, она получила звание лучшей студентки университета.

 Семён.Младший брат Бени. 

Работал поваром в Италии, может врёт, но готовить любит. Постоянно забывает имя своей гелфренд. У него нет бицепса, т.к. он мутант, однако это не мешает ему сплавляться лучше всех. Не курит, пьёт мало.

 

Басти. Выглядит как персонаж фильма «дорогая я увеличил ребёнка». Ростом под 2м. длинные руки и ногти. В этих руках, если нет весла, как правило, сигарета и пиво (водка). Курит как паровоз, бухает без остановки. При этом лучше всех сплавляется. Добрый, ранимый, заботливый и любит скульптуру. Живёт один, подруги нет. Широкой общественности известен как Себастьян Штрибель - главный дизайнер лодок Robson (нрг, блоуфиш, спортстер, спортстер XL, и дофига других, а ещё прийон машин). Выступает за сборную Германии по фристайлу на чемпионатах мира. Очень хороший каякер.

 

Ларс. Катается 17 лет, но последние 2 года почти не плавает. Говорит Страх. Имеет машину – ржавый Фольксваген мохнатый внутри. Очень полюбился Васе. Наверно потому, что самый пухленький…

 

 Клаузи. Клаузи Родился в Баварии. Внешне больше похож на итальянца, пиво не любит, предпочитает красное вино. С детства живёт в Розенхайме, в 300 метрах от Прийона, на котором и работал долгие годы. Как сам говорит выполнял всякую грязную работу. Теперь имеет хорошую работу, жену и дочку. По прежнему катается на Прийоне. Любит родео. Собирается на Футалефу. Любит сладкое.

 

Мараховщина. Александер Мараховский. Место жительства - Питер. Интеллигентен и эрудирован, не женат.
Имеет обострённое чувство справедливости. Занимается айкидо. Психика устойчивая. В прошлом году провёл месяц на Алтае в школе ВП. По-прежнему работает на хорошей работе. Не любит Ти Варп. Любит сладкое, свою мамбу, вино и гигиену. Легко поддержит разговор на любую тему, однако сам предпочитает анальную.

 

 

Василий Порсев.Возраст средний. Любит есть, почти также сильно как кататься. Мечтает создать лодку для азиатских речек. Впервые в Европе. Последнее время интересуется русской историей времён гражданской войны. Симпатизирует белым офицерам, особенно тем, которые через полюс холода.
Во хмелю агрессивен. Знает некоторые английские слова.
Ненавидит лодку Сальта, почти также сильно, как хачиков.

 

Про красоту.
Чего-чего, а красоты в Альпах этих хватало. И не то, чтобы мы пейзажей горных не видали. Просто все пейзажи здесь людьми доработаны: повсюду домики с мощеными дорожками цветничками, гномиками, кроликами, калиточками и пр. Красота как на открытке или шоколадной обёртке – все чистенько и оккуратненько. 
Первую неделю Бени возил нас по красивым речкам. Маленьким несложным, с водопадами или красивыми каньонами. 
Например Сальса и Ламмер, до сих пор не знаю кто из них кто. Но очень красивые, особенно первая. Каньоны, переходящие в пещеры и снова в каньоны. Красиво и совсем не сложно Кл 2-3. Впервые за всё путешествие встретили девочку в каячной группе. Бени говорит, каякинг – мужской спорт. А Саймон, что девочки у них всего боятся и катаются только по очень простым речкам. А вообще я понимаю, почему так. Вот Бени везёт нас на очередную речку, не сложная говорит, красивая говорит и добавляет, что a lot of people die here. Потому что одно опасное место есть, только он не знает где точно. Вот плывём по каньону, любуемся, заезжаем в какой-то порог, Бени так упорно на право сваливать начинает, ну и я за ним, страшно же, денжероуз плейс. Вобщем Василий заехал в это «одно опасное место», даже не пытаясь как-то маневрировать, только что немцу смерть, русскому понятно, ерунда. Ничего с ним не случилось, но, действительно говорит, если из лодки вылезти, то там и останешся. Вот и получается, что на простом месте, засмотревшись на красоту, можно быстро утонуть.

 

Единогласно самой красивой была признана Соча. Первое, что поражает - ярко бирюзовый цвет воды, некогда не думала, что в речках такое бывает. В сочетании с белой галькой на берегу, густой зеленью, ярким солнцем и кучей отдыхающих – ощущения как на пляже средиземного моря. Второе – это конечно количество каякеров и не только каякеров. Рафты, каноэ и всякая такая фигня из каталогов зарубежных производителей, на которой, я думала, вообще люди не плавают. Для сплава Бени выбрал участок, обозначенный на карте тремя крестами и подписанный как «портридж». По сути, то он не сложный, есть несколько красивых сливов, но в основном слалом между камнями. Все, как правило обносят его из-заповышенной концентрации сифонов. Порода на Соче очень мягкая, много известняка, легко вымывается, и в камнях образуются дыры. Мы впервые в жизни видели настоящий действующий сифон, бросаешь туда палку, её, как в унитазе, крутит и засасывает. Как сказал Бени, на прошлой неделе здесь кто-то утонул, и видимо этот кто-то всё-еще там, под камнем и может быть не один. Вот такая речка Соча, красивая медленная вода, а зазеваешься – угадишь в сифон.

Про еду.
Надо сказать, немцы нас хорошо кормили. Гораздо лучше, чем мы их на Алтае. Но, правда у них в супермаркетах и выбор побольше, чем в акташском магазине. В основном готовили они. Всякие блюда замысловатые, свинина в соусе глаукомоле, курица по-китайски в сокосово-арахисовом чём-то, баланезе их любимые, блины пекли, тосты с сыром и мясом, всякую фигню на гриле. Ну, мы тоже в грязь лицом не ударили. Приготовили один раз лагман, немцы его уничтожили мгновенно, и борщ в последний день сварили, еле нашли сметану в магазине и свёкла только консервированная. Там в Европе много прикольной еды, которую мы раньше и не пробовали. Поэтому за поездку никто из нас не похудел. Немцы всё время пытались купить еды впрок, на пару дней или даже на неделю, но как ни крути, на следующий день она всё равно заканчивалась. По субботам они охраняли ящики с едой особенно внимательно, ведь в воскресенье все магазины закрыты. Особенно быстро кончались маковые плетёные булки для завтрашнего завтрака, редкая булкадоживала до середины вечера. Что касается выпечки всякой – Европе респект, мне особенно баранки баварские понравились. А вот молочные продукты у них говно полное. Молоко всё не натуральное, йогурты не вкусные, сладкие сильно, кефиров и ряженок они вообще не знают. И мясо у них подозрительное, красное слишком и вкус не такой. У нас вот купишь барана, убьёшь и съешь. И не в чем его подозревать. Но чему позавидовать можно, так это пиву конечно.

Про питье.
Я лично не люблю пиво, на Родине пью его очень редко. Но разве возможно в Баварии, в компании коренных баварцев не пить пиво. Покупали они его ящиками, и пили как воду. Утром и в обед, до, после и во время сплава, за рулём автомобиля и перед сном. Ну, это ладно пиво, так они же ещё курят как паровозы. Курят табак, т.к. сигареты дорого. Крутят всё время самокруточки и дымят. И при всём этом отлично сплавляются, думаю лучше, чем кто-либо в России. Симон не любит Сальту. Короче получалось так, что каждый вечер все были немного под шафе, а иногда даже весьма. Я полюбила Вайс бир – это их баварский суперхит, нефильтрованное. Ну и вино конечно. Правда, крепкие напитки были скорее редкостью. Виновником их появления был всегда Басти. В первый же вечер, как он приехал, начал доставать, откуда-то одну за другой бутылки водки и под видом каких-то обычаев набухивал окружающих. В итоге набухал Василия и сам убрался. И сидели известный российский каякер Василий Порсев и главный дизайнер Фирмы Робсон как два телёнка, мычали и обнимались, признаваясь друг другу в любви и уважении на неизвестных языках.
А ещё мы воочию познакомились с этой традицией, после отстрела пить водку из неопренового ботинка. Раньше только в кино у американцев видели. Так вот, сначала все торжественное обещание дают, что теперь каждый из нас, если будет по собачьи плавать должен потом выпить из ботинка своего. Обещание до конца жизни действительно и скреплено водкой, конечно. А потом сегодняшний герой (Бени) пьёт из ботинка, все смотрят и какую-то сектанскую песню поют, что-то про бразеров и систеров. Действительно по-американски выглядит. Но Александер обещание сдержал. Когда у него весло сломалась в Гелари Катаракте, пришлось пить из ботинка. На разные уловки шёл, пытался тапок утопить, говорил, что они у него дырявые и давайте подождём, когда новые купит… Но в итоге выпил всё равно, не опозорил русскую нацию.

Короче так получалось, что каждый вечер все были немного подшафе. Красивые пейзажи, обильная еда, ежедневный легкий алкоголь, все перемещения только на машине или на лодке. Всё это очень здорово и хорошо, но постоянно таким каякингом (лично нам) заниматься нельзя. Это расслабляет волю и на корню убивает боевой дух. После Европы мы съездили на Казыр, я поносила там свою лодку в течении 2х часов и так устала, что даже заболела.
Для того чтобы развлечься, отдохнуть и время хорошо провести Европа подходит отлично. Но речки стопроцентно лучше у нас – длиннее, мощнее, гораздо безопаснее и всегда много воды. 

Вечер, разговоры за бутылочкой вина:
А.Мараховский: Я знаю здесь в Альпах очень много разных диалектов. Одна моя подруга отлично ими владеет.
Клаузи: - Да и хотя всё это, по сути, немецкий язык, иногда люди из разных регионов могут даже не понять друг друга. Россия такая огромная, у вас нет таких проблем?
Катя: - ну у жителей отдельных регионов, конечно, есть небольшой акцент, но это не значительно. Русский есть русский, все отлично понимают друг друга. У нас один диалект...
Звуки из-за столика напротив: 
Василий П -Ларс пердит! Пердёж!
Бени, саймон и ларс хором: -Пэрдёш! Пээ..

 

Про Катаракты.
Спустя неделю активного знакомства с Европой мы растолстели и обленились. И уж было подумали, что нету тут таких речек, чтобы страшно было и сложно и мощно, ну как у нас. И привезли нас в Тироль, на речку Изель. И поплыли мы по ней, ничего не подозревая. И начались пороги и не хотели кончаться. И начали все напрягаться и собирать фрагменты своего полуразложившегося боевого духа. Первой напряглась я, конечно, как самое слабое звено.

А кому не хватило, ещё вечером поехали, по паводку. 

Вот так и прошла следующая неделя, и показалось, что не неделя, а целая жизнь. Даже я, не плавая по катарактам, каталась каждый день. 
Из всего мне больше приглянулся верхний Отс. Мы приехали в этот регион под вечер, (через перевал 2500м!) шел дождик, вода цвета кофе с молоком. Участок, как Семен сказал, Кл 4, но без перерыва. В первом же пороге я поняла, что это действительно нормальная, человеческая речка с нормальным количеством воды, где надо грести и маневрировать. Мне нравится сплав, когда уже страшно, но ещё по силам. Не знаю, что нас с Мараховским тянет друг к другу на сплаве. В этот раз я получила от него по голове носом мамбы, с такой силой, что я думала, погибну. Но самортзировав, голова даже не заболела, и в дальнейшем не подавала жалоб.

Один раз.
Сегодня всё утро ездили вдоль верховьев речки Шварцах, искали какой-то водопад, о котором написано в путеводителе. Нашли неприятный порог, с котлом в узкой щели, решили, что наверно это оно и есть. По путеводителю сходится. Стартовали ниже. Речку эту никто из немцев наших не знает, в книге написано класс III-IV, ничего опасного кроме водопада, водопад VI - ну дак он же выше. По карте правда слишком большой уклон на нашем участке получается. Вроде ничего такого нет, порогов особых не видно, просто большой уклон и без остановки, мелко, много камней и деревьев, все очень осторожны. Останавливаемся пару тройку раз, кто-нть вылезает на берег и смотрит, махает, что всё нормально и едем дальше. Сегодня Бени и Саймон не плавают – устали от катарактов. Я сплавляюсь с Басти и Клаузи вместе первый раз. Они так мило заботятся обо мне: встают на страховку, всё время смотрят, как я там что, советуют и т.п. Даже приятно. 
Вот Клаузи останавливается перед началом какого-то порога, видно, что дальше река уходит в каньон. Идем смотреть – оказалось вот он водопад, который искали. Выглядит довольно ужасно. На заходе пара котлов через всю реку. В первой ступени перепад метров 5 , во второй 7-8м. Слишком много воды, чтобы прыгать, первую еще можно, но потом из каньона не выберешься. Пошли обносить, и в лесу где-то проебали Басти. Он , оказывается, решил прыгнуть последние пару сливов после водопада и умудрился спуститься в каньон с лодкой, выплыл через пол-часа довольный и извиняющийся. Поплыли дальше, по книге вроде ничего кроме постоянного уклона не должно быть. Останавливаемся перед бревном поперек речки, за ним какой-то поворот и сужение, толком ничё не видно. Александер с Томасом вылезли, посмотрели, вроде всё нормально, бревно высоко, дальше правда не видать, нужно ближе подъехать. Василий едет первый, проезжает бревно и скрывается за поворотом. Санёк и Томас следом, останавливаются в последнем улове перед поворотом, что-то шушукаются и едут дальше. Басти едет до улова и ждёт там, пожимает плечами, дескать, ничё не видно. Клаузи мне гововит, щас посмотрю и махну, ты здесь жди. Едет, проезжает бревно и скрывается за поворотом, и никаких сигналов. Доплыла до Басти, тот уже по берегу ходит, осторожный, не хочет плыть, куда не видно, пытаеся заглянуть за поворот, но там каньон начинается и нифига не видать. Сидим на берегу вдвоём и думаем, что же делать, за друзьями плыть или еще подождать. И вот через несколько минут видим Мараховского, ползущего по скале в нашу сторону и упорно показывающего руками крест, а ещё вверх. Понятно, не зря остановились на последнем пятачке, с которого ещё можно выбраться на дорогу. Ущелье глубиной метров 100, стенки крутые, но подняться без верёвок всё же можно. Вылезаем наверх с лодками, встречаем на пути свалку. Ага, не такие уж чистоплотные эти австрийцы, всё же мусорят, когда их никто не видит. На верху видать дорогу, домики деревни Мария Хильф, а вот речку не видать совсем. Ходим по краю ущелья и думаем, что там с друзьями. Там ведь каньон, так просто не выберешся, может, им помощь нужна, альпинисты, там с верёвками. 


Мараховский живой, одно точно известно. А Басти мне пока рассказывает всякие истории ужасные, как люди в сифонах гибнут, серьёзный такой. И вот через десять минут приезжает Бени, улыбается так и говорит нам, что мы двое очень лаки гайз, т.к. всем остальным пришлось проныривать ужасный сифон.


Рассказывает Василий: плыву я первый, проплываю бревно, останавливаюсь в улове, следующее улово видимо за поворотом. Щаз заверну, а там посмотрю. Заезжаю за поворот, вижу посередине камень большой, справа вода в завал утекает, по середине под камень, слева узкий слив, в котором торчит бревно и никакого улова. Понятно, что обратно уже не выбраться. Выйти тоже никак, стенки каменные вокруг. Разгоняюсь изо всех сил, страшно же, и прыгаю буфом через бревно слева. Вроде перепрыгнул, но место очень опасное, можно улететь в завал, удариться об бревно или уйти под камень в сифон. Надо предупредить друзей. Останавливаюсь в улове, вылезаю и плыву к камню, что посередине реки, вразмашку. Всё ещё такое скользкое, соплями намазанное, вода холодная, а я в трусах. На камень выбираюсь. Никаких друзей не видно, они за поворотом ещё. Поедут-непоедут неясно. Но стою с морковкой готовый броситься на спасение товарищей. Смотрю, из-за скалы появляются головы, карабкаются по стене, упыри, знать хотят, что там впереди. На лодке не плывёт никто – страшно. Говорю им, что тут опасное место, они говорят, что уже в каньоне и им не выбраться. Тогда прыгайте, разгоняйтесь сильнее и буфите бревно. А что ещё делать-то. Санёк поехал, забуфил нормально. Встегнул в него карабин с морковкой, стоять здесь, если что прыгать туда, будешь живцом. Хайль Гитлер! Приехал Томик, тоже нормально. А Клаузи говорит не поедет, не хочет, опасно. Пытается из каньона вылезти, на стенки карабкается и обратно сползает. И так и сяк уже, но это бесполезно совершенно. Подрочил ещё немного, но делать тонечего, придётся. Разогнался и прыгнул, причём лучше всех, улетел просто в небо на два метра дальше, чем остальные. А мне сказал, что у меня биг боллс, что я такую срань сходу прыгнул. Это комплимент типа. Слава богу, всё хорошо закончилось. Через 5 минут простого сплава доплыли до моста. Там нас ждали Саймон, Бени и Ларс с машинами. 
Ждали то они долго. Листали пока свои путеводители, и нашли в одной распечатке подробное описание речки с водопадом, непроходимым по большой воде и сифоном в каньоне Мария хильф, который распечатка рекомендует обнести. Бени всё сокрушался по этому поводу и говорил I am so stupid. Так что раздолбаи немцы не хуже нашего.

 


Эпилог:
Самое неблагоприятное место для каякинга.
Москва-столица, курский вокзал:
-Довези до повелецкого, а?
-Восемьсот рублей.
-?? это же две остановки на метро..
-А амортизация машины?

Автор: Катя К

 

Оставить комментарий

  • Защитный кодОбновить

Король Азии
Dollarfest